January 22nd, 2009

capucine

пишет м. завалов

Безумие Креста

Снова напомню: насколько были скандальными и шокирующими слова о распятом Мессии в первом веке. За 20 веков мы к этому привыкли, и слово «распятие» вызывает ассоциации с красивыми иконами и полотнами.

Скажем, где-нибудь в Риме или Коринфе какой-нибудь язычник встречает христианина, который уверяет, что нашел подлинного Царя и Господина мира.

— И какой же он? — спрашивает язычник.
— Это Иисус из Назарета — есть такая деревушка в далекой варварской стране, Он возвещал справедливое Царствование Бога, был схвачен, распят и…
— Ой, спасибо, дослушаю как-нибудь в другой раз, — говорит смущенный язычник и быстро убегает, думая: «Это же полные психи! Надо ж — верить в такой вздор!»

(Для язычника и продолжение истории — воскресение — полная нелепость).

О кресте не говорили в приличном обществе, как за обедом не говорят об анатомическом театре. Вокруг него была аура ужаса, опасности и позора. Какой бы аналог придумать для сегодня? «Я встретил великого учителя. Он бомж, приехал из Азербайджана, а потом его арестовали, побили, посадили, пытали и как террориста приговорили к…» Это нечто грязное, заразное и опасное, от чего нормальному человеку хочется держаться подальше как от чумы.

Марк это понимает, рассказывая свою историю о воцарении странного Царя.

Павел это понимает (мы проходили в 1 Коринфянам): мы же проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для язычников безумие…

Хуже того: крест не только средство искупления, но для Марка гораздо более путь (Путь) для всех учеников. Что также прекрасно прокомментировал своей жизнью Павел.


Там познавательно (в molodezhkagroop).

уничтожим зло

тем временем

модный дизайнер промазал картонку разведённым водой ПВА (такой как бы грунт). Теперь намерен прицельно наклеить кусочки марли на те участки, где на картинке будут драпировки (одежда). Очень люблю марлю!

Кашу марлей не испортишь. Во отрочестве у меня была большая формата А4 общая тетрадь, называемая «Бинты» (использовавшаяся в качестве дорогого дневничка), обложку которой я многократно с нежностью обклеил марлей, пропитанной ПВА всё тем же. Практично, надёжно, эффектно и немарко. Загляденье.

capucine

тимур кибиров:

Их-то Господь — вон какой!
Он-то и впрямь настоящий герой!
Без страха и трепета в смертный бой
Ведёт за собой правоверных строй!
И меч полумесяцем над головой,
И конь его мчит стрелой!
А наш-то, наш-то — гляди, сынок —
А наш-то на ослике — цок да цок —
Навстречу смерти своей.

А у тех-то Господь — он вон какой!
Он-то и впрямь дарует покой,
Дарует-вкушает вечный покой
Среди свистопляски мирской!
На страсти-мордасти махнув рукой,
В позе лотоса он осенён тишиной,
Осиян пустотой святой.
А наш-то, наш-то — увы, сынок, —
А наш-то на ослике — цок да цок —
Навстречу смерти своей.

А у этих Господь — ого-го какой!
Он-то и впрямь владыка земной!
Сей мир, сей век, сей мозг головной
Давно под его пятой.
Вкруг трона его весёлой гурьбой
— Эван эвоэ! — пляшет род людской.
Быть может, и мы с тобой.

Но наш-то, наш-то — не плачь, сынок, —
Но наш-то на ослике — цок да цок —
Навстречу смерти своей.
На встречу со страшною смертью своей,
На встречу со смертью твоей и моей!
Не плачь, она от Него не уйдёт,
Никуда не спрятаться ей!




Из цикла «Греко- и римско-кафолические песенки и потешки» (посвящённого Н. Л. Трауберг). Говорят, было опубликовано в «Эксперте».

«Жизнь победила смерть неизвестным науке способом» — Даниил Хармс.


  • Current Music
    Ensoph → I Hear A Voice