March 13th, 2009

capucine

погас, но, к сожалению, не исчез

Я ошибся, ад не тождествен пустоте и небытию (напрасно я надеялся). Он — есть, хотя и не обладает сущностью (я думаю, что это примерно как сущность «пустой карман» разрушается после того, как в пустой карман кладут монетку, но сам пустой карман при этом никуда не исчезает).

Возможно, об этом можно говорить, используя понятия «динамики» и «статики». В таком случае ад — это состояние необратимой клаустрофобической вмороженности в статику — как техническое следствие отказа от динамики.

Митр. Сурожский, ссылаясь на древнего автора (на Лактанция?), высказывает следующую догадку об отпадении люцифера.

Ангелы это были (по выражению Григория Паламы) «вторые светы» — как бы драгоценные кристаллы, призванные преломлять безостановочно изливающийся и нарастающий Нетварный Свет, призванные тем самым — к бесконечному развитию: от силы к силе, от славы к славе.

Развитие всегда требует отказа от того, что уже есть, раздачи всего имения. Это всегда выход за свои пределы, устремление к чему-то, что не-Я.

Люцифер же в какой-то момент захотел зафиксировать своё состояние, присвоить тот Свет, который уже сквозь него преломлялся. Это был отказ от развития, обращённость на себя — статичного: «остановись, мгновенье! я прекрасен». Мгновение остановилось, и люцифер тут же погас как самостоятельно вывернувшаяся из патрона лампочка (лампочка горит, пока она включена в цепь, в которой бежит ток). Но, к сожалению, не исчез.



Представим себе, как должно выглядеть падение в шварцшильдовскую чёрную дыру. Тело, свободно падающее под действием сил тяжести, находится в состоянии невесомости. Падающее тело будет испытывать действие приливных сил, растягивающих тело в радиальном направлении и сжимающих — в тангенциальном. Величина этих сил растёт и стремится к бесконечности при r→0. В некоторый момент собственного времени тело пересечёт горизонт событий. С точки зрения наблюдателя, падающего вместе с телом, этот момент ничем не выделен, однако возврата теперь нет. Тело оказывается в горловине (её радиус в точке, где находится тело и есть r), сжимающейся столь быстро, что улететь из неё до момента окончательного схлопывания (это и есть сингулярность) уже нельзя, даже двигаясь со скоростью света.

Рассмотрим теперь процесс падения тела в чёрную дыру с точки зрения удалённого наблюдателя. Пусть, например, тело будет светящимся и, кроме того, будет посылать сигналы назад с определённой частотой. Вначале удалённый наблюдатель будет видеть, что тело, находясь в процессе свободного падения, постепенно разгоняется под действием сил тяжести по направлению к центру. Цвет тела не изменяется, частота детектируемых сигналов практически постоянна. Однако, когда тело начнёт приближаться к горизонту событий, фотоны, идущие от тела, будут испытывать всё большее и большее гравитационное красное смещение. Кроме того, из-за гравитационного поля как свет, так и все физические процессы с точки зрения удалённого наблюдателя будут идти всё медленнее и медленнее. Будет казаться, что тело — в чрезвычайно сплющенном виде — будет замедляться, приближаясь к горизонту событий и, в конце концов, практически остановится. Частота сигнала будет резко падать. Длина волны испускаемого телом света будет стремительно расти, так что свет быстро превратится в радиоволны и далее в низкочастотные электромагнитные колебания, зафиксировать которые уже будет невозможно. Пересечения телом горизонта событий наблюдатель не увидит никогда и в этом смысле падение в чёрную дыру будет длиться бесконечно долго. Есть, однако, момент, начиная с которого повлиять на падающее тело удалённый наблюдатель уже не сможет. Луч света, посланный вслед этому телу, его либо вообще никогда не догонит, либо догонит уже за горизонтом.




Просто хочу подчеркнуть, что это не было наказанием, увольнением сотрудника, остановившегося в развитии или утратившего лояльность (как нам может показаться, когда мы смотрим на соотв. гравюры). Скорее, это был метафизический самострел, приведший к вечной инвалидности.



capucine

широкоугольная масленица

Рассказ x-курсоводши о том, как барышни в старину любили прогуливаться со своими предметами, неизменно вызывал хихикание среди x-курсантш. По Трёхсвятской прогуливаться после отбоя с предметами: полулитровыми стеклянными, полулитровыми жестяными и полуторалитровыми пластиковыми. Что попишешь, молодёжь? В Торжке, на родине новоторов, и на сыроваренной ферме в Медном обошлось практически без предметов.


Фото — yanah

  • Current Mood
    а щас опять в трансильванию!