March 31st, 2009

capucine

surprised by hope


Пишет Том Райт:

Первые христиане верили не просто в некую форму «жизни после смерти»; они практически никогда не говорили о том, что «мы умрем и попадем на небо» (как я часто повторяю, используя название одной хорошей популярной книги об этом предмете, небеса важны, но это еще не конец света); если же они и говорили о посмертном пребывании на небе, они видели в такой «небесной жизни» временную стадию, предшествующую окончательному воскресению тела. Когда Иисус говорит разбойнику, что тот ныне же будет с ним в раю, этот «рай» не является местом их окончательного предназначения, как это ясно показывает следующая глава Луки. Скорее «рай» — это прекрасный сад, где верный может отдохнуть до воскресения. Когда Иисус говорит, что в доме его Отца много «обителей», он использует слово mone, которое указывает на временное пристанище. Когда Павел говорит, что он желал бы «уйти и быть со Христом, ибо это гораздо лучше», он и в самом деле думает о блаженной жизни с Господом сразу после смерти, но это только прелюдия к воскресению. Если вспомнить о различных представлениях, описанных в предыдущей главе, то нужно сказать, что первые христиане строго придерживались идеи двухэтапной будущей жизни: сначала смерть и то, что начинается непосредственно после нее; потом же новое телесное существование в заново воссозданном мире.

Пишет переводчик книгиsteba:
Возможно, уже есть в магазинах или вот-вот появится. И классно, что к Пасхе!
Книжка, про которую я бы — если бы не был столь воспитан и деликатен — сказал бы «читать всем». Правда, я думаю, это великая книга. И для интересующихся предметом нехристиан — тоже.
Темы: воскресение Иисуса и людей, будущее мира, парусия, ад-рай-чистилище (если они есть), небеса, новое творение, Суд, спасение, Царство — и главное: как жить этим уже сейчас и что это значит для церкви. <...>
Это смелость ортодоксии. Читая Райта, понимаешь, что самые, казалось бы, очевидные и привычные вещи — настолько ошеломительны, что мы о них слишком мало думаем. А если над ними задуматься — то скажешь: «Ой! А я сидел рядом и ничего не подозревал».
Она наводит ясность относительно так называемой «эсхатологии», а также показывает, как эти вещи связаны с нашей жизнью сейчас и теперь, включая экономику и политику, а не только т.н. «личную» жизнь. <...>

Выглядит так:



Название (да помилует Господь редакцию Эксмо) не связано с автором (оригинальное: Surprised by Hope, с явной аллюзией на Льюиса) и звучит: Том Райт. Главная тайна Библии. Смерть и жизнь после смерти в христианстве (никогда бы не купил книгу под таким попсовым названием).
Поскольку издана Эксмо, будет продаваться много где.


Пока нигде не видел. Название и обложка, конечно, — жесть, но, наверное, это и хорошо (люди будут покупать).

  • Current Music
    Paysage d'Hiver → Inneres Licht
уничтожим зло

technology destruction through interactivity



Шрифт Желдор создавался Олегом Тищенковым (olegti) специально для титров к кинофильму «Железная дорога», но в титры не попал.

Чем-то кривым — изолентами. Как пишет мой излюбленный музкритик: «К вопросу о драм-машине: у неё имеется всего два режима работы: либо она нема, как могила, либо безостановочно колотит».

Налетай, кому. Подходит для эмоциональных высказываний крупным кеглем. Но при этом во всей его экстремальности проглядывают простодушие и духовность душевность.