April 22nd, 2009

capucine

тайно образующе

Немного тупой, грубой, кухонной семиотики про таинства. Таинства — это высказывания на языках, на которых умеет говорить материя.

Слово «Бог» (как высказывание на русском языке) указывает на конкретную реальность: на Бога. И являет Его в реальности языка.

Сердечное рукопожатие (как высказывание на языке жестов) — указывает на дружбу. И не только указывает, но и являет её (в конце концов, это реальный телесный контакт). Любое рукопожатие содержит ровно столько дружбы, сколько содержит — не больше и не меньше.

Или не являет и не содержит никакой дружбы — если речь идёт о рукопожатии коммерческих партнёров или о заключении пари. Тогда оно являет что-то ещё или не являет ничего, это просто пустой ритуал (симулякр).

Крест (как высказывание на языке графических образов) — указывает на искупительную жертву Спасителя и победу над смертью. И являет её в нашей визуально и тактильно воспринимаемой реальности.

Евхаристическое богослужение (как мультимедийное высказывание на языке слов, музыки, жестов, запахов, граф. образов) — указывает на кровное родство человека с Богом через вещество мира сего, на реальное присутствие Бога в св. Дарах, на бескровную жертву, на освобождение всей твари от пут смертности, на эсхатологическую перспективу Царства и на все эти прекрасные вещи. И являет их в нашей реальности.

Или не являет.

Рукопожатие утратило свой прагматический смысл (показать собеседнику, что у меня нет оружия). Евхаристическое собрание утратило тот прагматический смысл, который у него был в апостольские времена (поесть вскладчину, чтобы никто не ушёл голодным) — остались смыслы символические, но указывающие на конкретную реальность — и являющие её.

Когда мы разрываем контракт (в смысле, рвём бумагу, на которой он распечатан, в клочья) — прагматического смысла в этом нет, т. к. файл остался в компьютере — но всем понятно, что мы именно реально разрываем отношения.

Хорошо что не забыл — всем привет от Капитана Очевидность (выздоравливает, велел кланяться).

  • Current Music
    Sólstafir → Ritual of Fire
  • Tags
capucine

борода Отца

Итак, опрос вернул шокирующие результаты: 55% респондентов полагают Бога-Отца бородатым, т. е. антропоморфным. (С удивлением обнаружил среди проголосовавших «за бороду» тех, о ком точно знаю, что они воцерковлённые — значит наверное катехизированные — православные). Даже если выбросить шутников («Бога нет, а борода — есть»), думаю, что получим не менее тридцати процентов антропоморфистов. Как страшно.



Вот, кстати, американская статистика:

42% американцев считают, что Бог — мужчина. Лишь 1% опрошенных агентством Harris Interactive предпочитает считать Всевышнего — женщиной. 38% опрошенных склоняются к версии, что Бог не мужчина и не женщина. 9% жителей США убеждены, что у Бога есть руки, ноги, голова и прочие части человеческого тела. 48% думают, что Вседержатель обладает телом, но оно не обязательно имеет человеческую форму. 27% придерживаются версии, что у Всевышнего нет тела. — Washington ProFile


Я склонен считать сие кознями закулисы, ибо например лично знаком с несколькими умными, образованными гуманитариями-агностиками, чья критика христианства базируется исключительно на следующем утверждении: «христиане настолько неадекватны, что поклоняются сидящему на облаке старику в хитоне, в сандалиях и с кружком над головой» (а на любые возражения снисходительно хлопают по плечу и называют стихийным буддистом). Похоже, визуальный шаблон намертво зацементирован усилиями карикатуристов-«безбожников» первых лет советской власти и иллюстрациями к Лео Таксилю.



Разжалованный из капитанов рядовой Очевидность просил напомнить (а мне зачем-то велел выделить это болдом): Бог-Отец принципиально неизобразим. Человеческую природу воспринял только Сын (и именно к Сыну как второму Лицу Троицы относятся в физическом плане слова «по образу и подобию»; функционально же «образ и подобие» относятся к свободе воли и способности к творчеству). Отец же превосходит любые сходства, аналогии и описания, в т. ч. визуальные; Он — Абсолют; будучи Творцом всего сущего, Он не может быть сравним ни с чем сотворённым.

Как только речь заходит о каком бы то ни было антропоморфизме в отношении Божества, надо сразу понимать, что мы говорим о втором Лице Троицы. Любой антропоморфизм (вообще, непосредственная чувственная воспринимаемость в материи) — это по части Сына. Именно в этом — смысл Вополощения: «видевший Меня — видел и Отца».

Хотите ласкового дедушку или Аланис Морисcет — пожалуйста, под вашу личную ответственность! Только это будет вторая Ипостась: Сын, а не Отец.

Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил (Ин. 1, 18)

Единый имеющий бессмертие, Который обитает в неприсущем свете, Которого никто из человеков не видел и видеть не может, Ему честь и держава вечная! Аминь. (1-е Тим. 6, 16)

Итак кому уподобите вы Бога? И какое подобие найдёте Ему? (Ис. 40, 18)


Как обычно, закулиса действует через «западную гуманистическую традицию»: антропоморфный Бог-Отец появился в европейском религиозном искусстве сразу же, как только в Европе началось усвоившее эллинистический визуальный дискурс (изображения Юпитера и т. п.) Возрождение.


Зевс


Бог-геометр. Франция, XIII век


Андреа дель Кастаньо. Господь Всемогущий. 1442 год


Изгнание падших ангелов. Франция, XV век


Ян ван Эйк. Господь Саваоф. 1432 год


Микеланджело. Сотворение Адама

Также спасибо хотелось бы сказать Уильяму Блейку



и Густаву Доре.



«Западная гуманистическая традиция» — основа секулярной культуры ок.


Васнецов. Господь Саваоф


«Отечество» с некоего теософского сайта

В православной иконографии изображение Отца в виде седовласого старца впервые зафиксировано во второй половине XII века. Ошибка связана с неправильной интерпретацией византийской иконы «Ветхий Денми», которая не является образом Бога Отца, но есть классический образ Бога-Сына, каким Его видел пророк Даниил. Сохранилось несколько древних изображений (до XV в.), надписанных: «Иисус Христос — Ветхий денми», на которых мы видим Спасителя с крестчатым нимбом, только власы и брада убелены сединою.

Самое трудное место из пророка Даниила (7, 13) — видение двух различных фигур с наименованиями: «Сын человеческий» и «Ветхий денми» — святитель Кирилл Александрийский понимает так, что Сын в воспринятом Им человечестве достиг славы Отца, от которой, по Божеству Своему, не отлучался, и видение Даниила представляет собою провидение двух состояний одного и того же Христа: уничиженного в воплощении (Сын человеческий) и в славе Его Божества, как Судии Второго Пришествия (Ветхий денми). Понимание же видения Даниила как двух разных лиц есть не что иное, как применение к пророчеству логических категорий, которые оно превосходит. — Л. Успенский. Богословие иконы




Позднее этот образ превратился в широко известный образ «Спас в силах». Но на образе «Ветхий денми» Спас изображен с седыми волосами в знак Его безначальности. Лишь во второй половине XII века в Византии его ошибочно стали понимать как изображение Первой Ипостаси.

Стоглавый Собор, созванный в Москве в 1551 году, давая предписание иконописцам, определил в своем 43-м правиле принципиальную неизобразимость Божества. Отцы Собора ссылались на св. Иоанна Дамаскина, учившего, что Бог изображается по плоти только в лице Иисуса Христа, родившегося от Приснодевы Марии. Только в этом случае «неописуемое Божество описуется по человечеству». Это же подтвердил Большой Московский Собор (1666—1667). В 43-й главе деяний этого Собора, которая называется «О иконописцах и Саваофе», было дано вполне чёткое постановление: «отныне Господа Саваофа образ не писать в нелепых к неприличных видениях, ибо никто Саваофа не видел во плоти, а только по воплощении. Только Христос виден был во плоти, как и живописуется, то есть изображается по плоти, а не по Божеству, подобно и Пресвятая Богородица и прочие святые Божии...»

Если мы обратимся к святоотеческим толкованиям ветхозаветных пророчеств и к богослужебным текстам, то увидим, что понимание этих видений как видений Бога-Отца впадает в явное противоречие с пониманием их Церковью. Эти пророческие видения относятся Церковью не к Богу-Отцу, а к Сыну Божию. Все они предображают Его воплощение и не имеют иной цели, как его подготовку, в том числе и эсхатологический сон Даниила («видех во сне нощию»), который предображает Второе Пришествие Спасителя.

Наиболее систематическое изложение святоотеческого понимания Богоявлений и видений Ветхого Завета дает преподобный Иоанн Дамаскин: «И Адам увидел Бога и услышал звук от ног Его, ходяща по полудни, скрылся в раю (Быт. 3, 8). И Иаков увидел и боряшеся с Богом (Быт. 28, 24). Ясно же, что Бог явился ему как человек. И Моисей увидел как бы задняя человека (Исх. 32, 23); также и Исаия увидел как бы человека, седяща на престоле (Ис. 6, 1). Увидел и Даниил подобие человека и яко Сына человеча, дошедшего до Ветхого денми (Дан. 7, 13). И никто не увидел естество Бога, но (только) образ и подобие Того, Кто намеревался в будущем явиться. Ибо Сын и невидимое Слово Божие намеревалось поистине стать человеком для того, чтобы соединиться с нашим естеством и быть видимым на земле»<...>.

Итак, все эти Богоявления и пророческие видения Божества являются откровениями будущего, то есть понимаются Церковью в контексте христологическом, и наименование Ветхий денми относится не к Отцу, а именно ко Христу. И нет ни одного богослужебного текста, который относил бы пророческие видения или наименования Ветхий денми к Богу-Отцу.— Л. Успенский. Большой Московский собор и образ Отца


К сожалению, в «Законе Божьем» протоиерея Серафима Слободского (1967), тем не менее, значится: «Бог Отец [изображается] в виде старца, потому что Он так являлся некоторым пророкам».



Нравится нам это или нет, но современный человек думает глазами, а не мозгом.

Другие популярные заблуждения, которыми мы обязаны «западной гуманистической традиции» (курсивом в скобках — правильный ответ):

  • ангелы это щекастые младенцы с крылышками либо прекрасные длинноволосые юноши (ангелы — бесплотные служебные духи, «светы», при необходимости воплощающиеся метаморфно);

  • Бог строг, но справедлив (Бог несправедлив, но милостив);

  • душа это либо бесплотный, либо имеющий массу 21 г энергетический сгусток, вылетающий из человека после смерти (душа это личность, совокупность психических проявлений);

  • ад — глобальная камера пыток, где истязаниям подвергаются, в том числе, «величавые мужи», прометеи и вольнодумцы (ад — деградация и дезинтеграция);

  • обожение — полная деперсонификация, растворение в Абсолюте (обожение — слияние с Богом при сохранении своего мыслительного начала);

  • рай — конечная остановка (рай — это временное пристанище, где праведники ожидают Второго Пришествия);

  • библейские Небеса — нематериальная область бесплотных духов (это дополнительное измерение материальной вселенной, как бы параллельный мир);

  • Царство Божие — это волшебная страна высоко в небе (это наш материальный мир, преображённый по воцарении Бога, как описано в 21-й и 22-й главах Откровения Иоанна).


Закулиса не дремлет.