May 12th, 2009

kephalopodokephaloid

аяковлева

Ветрянка — не болезнь:



Автор фотографии — ayakovleva, Аня Яковлева, наша давняя подруга семьи, мать нескольких (n=2) дочерей, хороший фотограф и хорошо пишет; недавно появилась в жж.

  • Current Music
    Martin L. Gore → Das Lied Vom Einsamen Madchen
capucine

what ends when the symbols shatter

Дополнение к этому (и, косвенно, комментарий к этому).

Биологический ритм земледельческих цивилизаций, ориентиром которого было солнце, уступает место техническому ритму надвигающегося массированного урбанизма. Жизнь в мире заводов и лабораторий уже не органична, но организованна, ее железобетон убивает чувство живой природы. Даже самое простое вещество таинств — вода, хлеб, воск, огонь — исчезает из естественного употребления в человеческом быту или же фальсифицируется, уже не являясь привычным и понятным изображением космоса. Литургический символизм также не воспринимается, ритуал перестает быть непосредственно понятным, требуя многотрудного посвящения. Новые поколения становятся все более и более чужды символам священного.

Современный символизм нашел себе пристанище в эмблемах и аббревиатурах. Слова обезвожены, и самые обычные предметы кажутся потерявшими свой первоначальный смысл. В современных храмах свечи заканчиваются электрическими лампочками — гибрид, который затрудняешься даже назвать. — Павел Евдокимов. Этапы духовной жизни

Восковая свеча или масляная лампада больше не являются единственными источниками света, а открытый огонь — единственным способом обработки пищи (и одновременно — непреодолимой стихией, способной уничтожить город). Слово «хлеб» это больше не синоним слова «еда», а слово «вино» — слова «питьё». Мясо это больше не сакральная храмовая пища, а вода — не является больше а) единственным средством гигиены, б) единственным способом перемещения больших групп людей и грузов на большие расстояния, в) мрачной бездной, из которой никто не возвращался, кануть в которую означало «умереть». Устное слово, звук — это больше не практически единственный способ передать информацию, а Священное Писание — не единственный твёрдый накопитель знания о мире.

Материальный алфавит символического языка Таинств (и вообще, богослужения) состоит из веществ, посредством которых древний человек физически взаимодействовал с реальностью — которые, собственно, и были когда-то самой реальностью. Например, когда человек ел, эта реальность становилась его частью, а он причащался её — и всем своим существом это понимал.

Некогда я интересовался «традиционалистами»; один из них (Головин?) писал, что натуральная магия в современном мире больше не работает, потому что вещества и стихии утратили силу. Символическая реальность осталась, а старая вещественная связь с ней утрачена. Что может заместить «выдохшееся» вещество, может быть, электричество, нефть, интернет? Не знаю. По-моему, всё плохо (в смысле — нелегко).

Последние времена!

(вздыхает, перебирает чётки, бормочет)

  • Current Music
    Martyn Bates & Troum → to a child dancing in the wind
  • Tags
capucine

власти скрывают!


Про Дэна Брауна, Грааль, армагеддон-попс и всякое такое интересненькое.

Из книги Крэйга Эванса «Сфабрикованный Иисус: Как современные исследователи искажают евангелия».



В последние годы популярные авторы бомбардируют публику сочинениями о Святом Граале, то есть чаше, из которой пили Иисус и его ученики на Тайной вечере. Более тысячи лет эта Чаша не вызывала у церкви никакого интереса. Затем, в конце XII века, поэт по имени Кретьен де Труа (ум. ок. 1185 г.) записал по заказу Филиппа, графа Фландрского, поэму под названием Le Roman de Perseval ou le Conte du Graal (ок. 1175).

Поэма состояла более чем из 9000 строк — Кретьен де Труа трудился над ней десять лет и умер, не успев довести работу до конца. Закончить ее пытались другие поэты — Робер де Борон и Вольфрам фон Эшенбах. Из этого литературного проекта выросла легенда о святом Граале. Англоязычному миру она хорошо известна в соединении с легендами о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола. Свои версии этой истории есть у немцев и французов.

Разумеется, все это — легенда, сказка. У нас нет никаких оснований считать, что чаша, из которой пил Иисус, была сохранена и стала реликвией. Эта чаша не упоминается нигде, кроме одного места в Новом Завете — собственно рассказа о Тайной вечере. Нет никаких свидетельств того, что рыцари-тамплиеры, служившие, прежде всего, вооруженным эскортом для путешественников из Европы в Святую землю и обратно, имели какое-то отношение к святому Граалю, секретным документам, утерянным сокровищам или чему-то подобному. Но отсутствие доказательств — не проблема, если есть живое воображение и готовность принимать любую сказку за исторический факт. Добавьте антихристианского пафоса, не забудьте упомянуть, что Ватикан все знает и скрывает правду, — и вы готовы представить миру очередную фальшивку.

Именно так поступили Майкл Бейджент, Ричард Ли и Генри Линкольн в своей книге «Святая кровь и святой Грааль» (1982; название в США «Святая кровь, Святой Грааль»).

Collapse )

Апдейт. Николай Солодов. Код да Винчи: ингредиенты бестселлера или что общего у тамплиера с феминисткой? + Окончание.

  • Current Music
    Гражданская Оборона → Armageddon Pops
capucine

приёмчики для изобретателей

Помню, были такие списки — 25 (50? 100?) приёмов изобретателя, которые приёмы отлично подходили и для графического дизайнера, и, в принципе, для кого угодно. Методы генерации идей. Что-то вроде такого: «метод перевёртыша», «метод перегибания палки» и т. п.

Наверняка кто-то знает, о чём я?

Апдейт. Альтшуллер Г.С. Типовые приёмы устранения технических противоречий (via stosorok).

capucine

аскетика и дизайн

fedor_vasiljev:

Я даже формулу для всех вещей вывел:

— Или то, что надо в хозяйстве (прям непосредственно, не типа: а вдруг пригодится), или то, что действительно любишь.

Остальное — на помойку.

Лебедев (а за ним и другие наши ребята) любит говорить: чтоб мозги не завонялись, идеи нужно экстериоризировать и вообще щедро раздавать; своё не должно нравиться; идеи приходят извне и вовне должны уходить. Думаю, это имеет прямое отношение к разрушению контекстов, о котором говорилось тут. Нарисуем человека. Вот человек:



Человек есть колодец для выращивания вещественных кристаллов из невещественных логосов. Как мы знаем из школьного курса алхимии, любая работа с материей внешнего мира (в т. ч. с информацией) всегда делается в соединении и во взаимодействии с соответствующим внутренним процессом (например, художественный текст всегда пишется и внутри и снаружи автора — неважно, одновременно или нет, важно, что второго без первого не бывает. Иллюстрация сначала рисуется на внутренней поверхности лба). Воплощённые логосы вещей зреют под воздействием Духа; достигнув некоторого состояния, экстериоризируюся — всплывают. Теперь можно их брать:



Проблема в том, что всплывшее надо немедленно удалять: разрушать, деконструировать, раздавать, встраивать во взаимодействия и т. п., в противном случае оно приобретает самостоятельную ценность, присваивается нами, берёт нас в плен. «Если я сжимаю в руке сокровище — у меня нет этой руки», говорит митр. Антоний Сурожский.

«У меня нет ничего своего». Полагаю, всё, что мы можем придумать — уже замышлено (иначе говоря, уже существует в наилучшем и наичистейшем виде — в виде логосов), как новые вещи, так и новые качества вещей и новые связи между вещами. Человеческая голова не рождает того, о чём нет замысла у Бога — можно лишь в со-творчестве с Творцом получить, увидев это: то, что показывают всем, но не всякий видит, потому что кругом грязная вода.

Кому-то, чтобы «увидеть логосы вещей», необходима концентрация, кому-то напряжение сил, кому-то, наоборот, надо расслабиться, — но так или иначе всем нужна чистка. Если я засорён «своим собственным», то свет не проникает на достаточную глубину, и начинаются гнилостные процессы (именно так, напр., загноился люцифер). «Место Бога занимает давящая одержимость самим собой, само-идол, а его печальные утопии грозят со времением изменить и антропологический тип. Человек теряет измерение глубины, измерение Св. Духа, а тот, кто не движим Св. Духом, согласно дерзновенному слову Григория Нисского, не является человеком», пишет Павел Евдокимов. (Как мне нравится Евдокимов!)



molodezhkagroop:

Первое, что я могу услышать в обращенном ко мне Блаженстве нищих — что я уже убог и этому надлежит радоваться: грядет избавление. Изначально это не «как стать нищим», а «как открыть то, что и так уже есть, но чего я избегаю». Я боюсь видеть свое убожество: недостатки, хронические неудачи, глупость, что я старею, умру и т. п.

А где-то я буду сопротивляться: «Не так уж я и убог. Я могу то-то, написал пост… перевел книгу… важен тем-то… добился того-то…». Повод для пересмотра и роста.

Я постепенно могу понять (снова и снова отказываясь это понимать), что человек и создан бедным, зависимым и открытым. Что он нищий по своей природе. Нищ Адам до грехопадения, нищ человек после воскресения (только сможет радоваться этому), нищ Новый Адам — Христос. Человек таким устроен. Становиться нищим = просто становиться подлинным собой.

Разумеется, «мир» (любая культура, вошедшая глубоко в меня) этому противится. «Я что, хочу жить с протянутой рукой и стоя на коленях?» Это страшно.

Тогда я не могу игнорировать бедных (в самом простом смысле слова и в более сложных) вокруг меня. Их значение меняется. Чем меньше я боюсь своей бедности, тем меньше боюсь бедных. Но и наоборот: общение с бедными учит принимать свое убожество.

И я начинаю подозрительно относиться к любым формам богатства, начиная с простой — и вплоть до «духовных богатств» типа знания Писания, молитвенного опыта и т. п.

Это релевантно? По-моему, да. Скульптуры — раздаривать, идолов — уничтожать.