June 25th, 2009

capucine

наблюдение

все самые укромные синематогенические странные уголки москвы (козырьки под мостами, площадки, балкончики крыш и т. п.) — обильно обоссаны.

capucine

деконструкция эго

порою мстится мне:

убрать социальные реакции да поведенческие программы — вообще ничего не остаётся.
вода между пальцами
пустое пространство, сквозняк.

вообще (мстится мне порою), человек — это очень просто.
помести человека например в концлагерь, и от него тут же останется голое ядро личности в виде масляно поблёскивающего ноля.

сам я даже в армии не был, кстати.
я был в детском саду (крайне недолго!), на продленке, и в пионерлагерь меня дважды пытались отправить.

из каментов: «Я знал человека, прошедшего через лагеря. Поблёскивание её нуля выжигало всю плесень на километры вокруг».

7. Пипин. Что такое смерть?Алкуин. Неизбежный исход, неизвестный путь, живущих рыдание, завещаний исполнение, хищник человеков.
8. Пипин. Что такое человек? — Алкуин. Раб смерти, мимоидущий путник, гость в своем доме.
9. Пипин. На что похож человек? — Алкуин. На плод.
10. Пипин. Как помещен человек? — Алкуин. Как лампада на ветру.
11. Пипин. Как он окружен? — Алкуин. Шестью стенами.
12. Пипин. Какими? — Алкуин. Сверху, снизу, спереди, сзади, справа и слева.
13. Пипин. Сколько у него спутников? — Алкуин. Четыре.
14. Пипин. Какие? — Алкуин. Жар, холод, сухость, влажность.
15. Пипин. Сколько с ним происходит перемен? — Алкуин. Шесть.
16. Пипин. Какие именно? — Алкуин. Голод и насыщение, покой и труд, бодрствование и сон.
17. Пипин. Что такое сон? — Алкуин. Образ смерти.
18. Пипин. Что составляет свободу человека? — Алкуин. Невинность.


прошу обратить внимание на то, что тут всюду (и в цитате, и в посте) используется Фигура Умолчания

capucine

теперь без умолчаний

Митр. Сурожский Антоний (Блум). Индивидуум и личность:

Как индивидуум, как особь я есмь постольку, поскольку я глубоко отличен от окружающих меня индивидуумов. В этом и состоит мое «индивидуальное бывание», и с той минуты, как я говорю о контрасте, противоположении, различии общих для всех свойств, я говорю о расстоянии, которое устанавливаю между собой и другим, и это очень важно: это один из аспектов греховного состояния, это то противоположение, которое порождает распад и не только препятствует участию в одной гармонии, но и устанавливает ряд самоутверждений, потому что с точки зрения как психологической, так и духовной, для индивидуума характерно именно самоутверждение. Всем это знакомо: когда мы являемся частью какой-либо среды и не хотим быть раздавлены, уничтожены, мы должны утверждать себя против давления, насилия окружающей нас массы. И это самоутверждение создает еще более напряженную ситуацию убывания, то есть распада, состоящего из отвержения другого, отрицания другого, отказа от другого, что коррелятивно, соответственно отказу быть поглощенным, сокрушенным, уничтоженным другим — каков бы этот «другой» ни был: «другой» индивидуальный или «другой» коллективный.

Личность, персона — нечто совершенно иное: этот термин не соответствует нашему эмпирическому познанию человека; он имеет обоснование в Священном Писании или, вернее, в приложении Священного Писания к нашему понятию о Боге или о человеке. Для личности характерно, что она не отличается от другой личности путем контраста, противоположения, самоутверждения — личность неповторима. Исчерпывающий образ, я думаю, нам дан в Откровении, где говорится, что в наступившем Царствии Божием каждому будет дан белый камень, и на камне написанное новое имя, которого никто не знает, кроме принявшего (Откр 2, 17) и Бога.

Это имя (о нем говорит вся еврейская традиция) совершенно отлично от того, что мы называем именем собственным, фамилией и прозвищем; все это случайные имена, которые мы даем самим себе или другим, тем другим, которые также принадлежат к системе контрастов, противоположностей, отличий; но это имя не случайно: оно в совершенстве соответствует самому существу личности, это — личность, выраженная именем.

Согласно еврейскому традиционному утверждению, которое мы находим как в самой Библии, так и в окружающей Библию традиции, имя и личность тождественны, если имя это произносит Бог. И если мы хотим представить себе все значение имени для личности, которая его носит, допустимо сказать, что это то имя, то державное, творческое слово, которое произнес Бог, вызывая каждого из нас из небытия, слово неповторимое и личное; и вместе с тем, имя это определяет неповторимое, личное, ни с чем не сравнимое отношение, которое связывает каждого из нас с Богом. Мы «бесподобны», то есть мы вне сравнения, потому что никто не подобен никому — в смысле одних и тех же категорий. Существует неповторимое явление, каковым является каждый из нас по отношению к Богу; в этом смысле личность невыразима, потому что она не определяется путем противоположений. Она настолько неповторима, настолько бесподобна, что существует сама по себе, но может выражать себя вовне известными действиями, проявлениями, тем, что в послании апостола Павла названо «сиянием».

И когда мы хотим познать свою глубинную сущность или свое эмпирическое «я», нам приходится рассуждать по-разному, потому что наше эмпирическое «я», то существо, каковым мы являемся в общественной жизни или которое мы противополагаем другим — здесь мы отличимы, ибо сравнительно различны, — это существо мы улавливаем иными методами, чем личность. Мы не знаем, что такое «личность» в первозданном состоянии именно в силу катастрофы, которая называется грехопадением и вследствие которой, вместо того чтобы быть гармонией, состоящей из неповторимых, но не самоутверждающихся и не противополагающихся друг другу существ, созвучием, ключом которого является Бог, мы познаем личность только сквозь разделяющую и трагическую призму индивидуумов.


Концлагеря не нашёл, но есть тюрьма. Беседа «Священник в тюрьме»:


Или здесь mp3 (4,7 M)

  • Current Music
    Гражданская Оборона → Сияние
  • Tags