August 28th, 2009

capucine

как я провёл это

Человек сострадает тому, с кем [с чем] ощущает родство; очевидно, раздавленный жук на мокром асфальте мне органически ближе, чем люди, которые желают мне добра и терпят из-за меня неудобства. Вообще, эпизод с отравлением выдавил наружу из меня такое пакостномерзейшее, чего я в себе и не подозревал. Глубок человек! я бы измельчил.



Меж тем, провёл экологически чистую неделю в Филатовской больнице. Минимум миниморум входящей информации: а) визуальной: больничный парк, белый потолок, смешное отражение в зеркале, б) речевой: я делил двухместную палату с молчаливым и полупрозрачным как сухой физалис армянским старичком ста лет, в) пищевой: бульон, детское питание и глюконат кальция внутривенно, — вот был и весь мой рацион.

Поэтому — или ещё почему — за неделю прочитан пятисотстраничный сборник апологетических трактатов Честертона, изрисована четверть блокнота, прослушан семестровый курс МДА «Введение в богословие».

Лет двадцать пять не видел свой язык таким розовым.

Любопытный эффект: во сне постоянно бил себя рукой по губам, сдирая свежую грануляцию. Тут же просыпался в недоумении. Не так ли и вся наша жизнь: не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю и т. д.



Честертон очень удивителен, ох, ах. «Я старался придумать свою ересь, и когда я нанёс последний штрих, я понял, что это ортодоксия».

В «Экслибрисе» — московское зеркало фестиваля музыкальных фестивалей метафест, приходите. Сегодня первый день, начало в 18:00.