September 14th, 2009

capucine

о чём бишь

вот если бы после настоящей «смерти» можно было как-то донести до тех, кто огорчился: дескать, спокойно, это временно (подлетев в облике анонимного призрака и шепнув). Проблема в том, что у большинства людей запрещены комментарии от анонимов (у меня тоже)

;

далее, sanin пишет:

наверх, товарищ,
наверх.

парад
последнего года.

море кипит, река
кипит.
но мы уже далеко.
наверху.

последний парад.

вот и наши тоже
лица на фотографиях
пожелтели.

камни молчат.

высоко над ними,
где зловеще
сверкает солнце,

мы сидим
на небесной отмели.
время от времени

поднимаем
искорёженные
куски металла.

бросаем их
в реку.

медленно, лениво
белые расходятся,
золотые круги
мёда и молока.

мы уже наверху.
наши места
заняты

нами же.


забирая распечатанный весь этот летний корпус текстов Станислава Львовскаго с корпоративного принтера, нечаянно прихватил и этот чей-то листок:



наша йога, наше безупречное каратэ, наш кевларовый исихазм.
чего мы вообще боимся?
кто бесстрашен, тому бояться нечего

;

наконец,

Охо, Охо!
Восстань, о Тэтти,
собери кости свои,
прими плоть твою,
отряхни прах с членов твоих,
прими питие твое, которое не прокисло
и хлеб твой, не испорченный плесенью.
Встань, Тэтти!
Взойди на Небо!
Открыты для тебя врата Неба!
Ты встал у дверей, закрытых для грешников.
Врата открываются тебе!
Привратник выходит к тебе.
Ведет он тебя к Отцу твоему.
Встречает тебя Отец твой,
обнимает тебя, ласкает тебя,
ставит тебя впереди всех воскресших,
звезд негибнущих.
Восстань, о Тэтти!
Ты не подвержен смерти.

Из «Текстов Пирамид», 5-я или 6-я династия Древнего царства, 2400—2200 гг. до Р.Х.


;

настин nastin, вернись,

  • Current Music
    Voltaire → Day of the Dead