September 28th, 2009

capucine

месть, щека, рубашка и поприще

steba цитирует Борга (автора книжки «Бунтарь Иисус»), к-рый в свою очередь цитирует Уолтера Винка:

Чаще всего эти слова понимают как призыв к пассивному приятию зла: не сопротивляйся, когда тебя бьют; пройди лишнее расстояние; не настаивай на своих правах. Короче говоря, стань тряпкой, пускай об тебя вытирают ноги. Кроме того, обычно эти слова относят к сфере личных взаимоотношений, но не к сфере политики. ...

В первом положении Иисус напоминает о законе воздаяния: «Око за око, и зуб за зуб». Этот принцип трижды приводится в Ветхом Завете. Он может показаться современному человеку варварством, но на самом деле он ограничивает возмездие: если человек лишил кого-то глаза или зуба, можно потребовать его глаз или зуб, но не более того. Этому Иисус противопоставляет иной принцип. Данные слова Иисуса часто переводят неправильно, как это делает NRSV: «А Я говорю вам: не противься злому». Однако греческий глагол, которые тут переведен как «противиться», чаще всего означает «сопротивляться с помощью насилия». Таким образом, этот текст не призывает отказаться от сопротивления злодею и сложить руки, взирая на зло. На самом деле, этот стих говорит: «Не противься злому с помощью насилия». Как ясно показывают последующие слова Иисуса, тут говорится: сопротивление нужно, а насилие нет.

Три следующих пункта представляют собой Collapse ).

Винк убедительно показывает, что нам не следует видеть в этих словах «правила», то есть что каждый раз в такой ситуации надо вести себя именно так. Трудно себе представить, что Иисус хотел научить людей «подставлять другую щеку» при каждом избиении; в этом случае жестокий хозяин вскоре должен бы был сказать: «Ага, это старый трюк, метод другой щеки». Скорее Иисус привел яркие примеры ненасильственного сопротивления для того, чтобы пробудить в людях творческие способности, которые позволят придумать много новых подобных тактик.

как-то так.
в метро, в офисе и ночью в южном бутово. (и в жж).

Между прочим, нечто узнаваемое.
Подобная риторика у Иосифа Бродского (в эссе «Напутствие»): «Смысл этих строк никак не в призыве к пассивности, а в доведении зла до абсурда. Они говорят, что зло можно унизить путем сведения на нет его притязаний вашей уступчивостью, которая обесценивает причиняемый ущерб. Такой образ действий ставит жертву в активнейшую позицию — позицию духовного наступления. Победа, если она достигнута, не только моральная, но и вполне реальная. Другая щека взывает не к совести обидчика, с которой он легко справится, но ставит его перед бессмысленностью всей затеи».

Подчеркнём, что это вовсе не индивидуальная «тактика выживания в условиях гонений», но подразумевается именно некая более благородная цель: нейтрализовать источник зла (чтобы облегчить жизнь другим жертвам). Изменить реальность таким образом, чтобы злонамеренное усилие причиняло меньше вреда или не причиняло его совсем.

***
Collapse )

***

И, конечно, это толкование никогда не станет общепринятым, потому что подобная программа действий (как любая, относящаяся к царскому пути), требует постоянного творческого напряжения и неслабнущих усилий. Ослабев, соскальзываешь либо в толстовство и пацифизм с «фигой в кармане» — либо в хоругвеношение и насильственное обращение языков. Как всё это трудно, но скоро отпуск.