November 19th, 2009

capucine

польза от этого всего

В последнее время я (зачем-то) часто становлюсь свидетелем споров между церковным людом и антиклерикалами, между верующими и атеистами, между христианами и людьми называющими себя «гностиками» и т. п. Так вот главное, что бросается в глаза — первые крайне редко переходят даже на личности (за исключением нескольких карикатурных «героев» блогосферы и медиасферы); аргументация же вторых как правило рано или поздно (чаще — рано) сводится к оскорблениям и особенно часто — к шуткам, касающимся телесного низа.

Что эффективно истребляет мои регулярно возникающие сомнения в правильности выбора мировоззрения, религиозной традиции и, в частности, конфессии.

capucine

а, ещё —

и да, разумеется, мы, «верующие», в этих дискуссиях постоянно превозносимся и осуждаем, уж простите нас извините; это бывает оттого, что когда допустим человеку сообщаешь: «Б. есть, а смерти — нет», а он на это закатывает глаза, хрипит, трясётся, демонически хохочет и ругается матными словами, то оч. сложно удержать себя от мысли, что с ним что-то не так. Ещё труднее сосредоточиться на том, что это именно с ним что-то не так, а не он сам какой-то не такой.

Ну и вообще. Можно подумать, что человек способен выбирать, верующий он или атеист (словно речь идёт о двух партиях, где у одних есть печеньки, а у других красиво поют). Это даже, пожалуй, не вопрос интерпретации одних и тех же научных фактов. Скажем так, у одних людей есть опыт обретения несомненной внутренней уверенности в том, что (простите) Б. существует, испытывает к тебе в высшей степени сильную л. (простите), и очень ненастойчиво ждёт (простите) взаимности, — у других же людей такого опыта почему-либо нет. Простите (или я уже говорил «простите»?) Т. е. в таких диспутах не больше смысла, чем в споре, например, влюблённого — с тем, кто ему пытается математически доказать, что л. есть галлюцинация и воображаемый drug.


ru_sinfest

Вам, типа, не понять, вы не любили, и всё такое. Всё это ужасные, ужасные банальности (про диспуты). Это всё известно не только взрослому, но даже карапузу.



Зато я всё ещё читаю интересную книжку Джемса, и там всё написано.

Что-то разонравилось писать о «духовном»; да и ботинки уже более не жмут, разносил. У меня всё. Maranatha.