Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

kephalopodokephaloid

хорошие люди

Мы хорошие люди, но, оттого что умрём,
наши мысли черны как линдтовский шоколад эквадор.
После пробежки в лесу в нашей крови эндорфин,
мозг — аж весь в синих молниях от кислорода.
Смертный страх чёрен как шоколад эсхатон.
Скоро весь шоколад остынет и мёд зацветёт.
Я как будто ополовинил бутылку
крепчайшего клейна высшего качества.
Как если бы дыры всех бубликов,
съеденных мною, зияли в моём животе,
чёрные, как шоколад эквинокс.
Как будто бессмысленно беспрестанно
перелетают с места на место пули.
Приподнимешь веко — получишь пулю.
Я называю это экологическим злом,
адским аикидо, злом без энергозатрат:
куда-то лететь бессмысленно и бесконечно,
чтобы просто воткнуться в чей-то лоб и живот.
Сердце чёрное в синих молниях как ялдабаот.
Счастье, что я не кардиохирург и не авиадиспетчер.
Сердцу радостно оттого, что мы хорошие люди.

P. S. Кстати, «эсхатон» это не только второе пришествие, но и миниатюрная чёрная дыра.

capucine

придёт серенький фенрир и укусит нас за мир

…вскоре, однако, я начинаю нервничать,
потому что новые письма появляются в ящике
через абсолютно равные интервалы времени,
стилистические особенности, свойственные юре,
не меняются от сообщения к сообщению,
да и вообще, я вдруг поймал себя на том,
что просто ничего не понимаю из того, что он тут пишет.
Мне слышится за этим всем какой-то инфернальный
и механичный скрежет. Меня посещает жуткая фантазия.
Хочу позвонить ему на мобильный, чтобы сказать:
юра, перестань ебать мою почту.
Набираю номер, а там вместо юры —
ликантроп зубами crop,
распухший, сытый, в налипших перьях,
изо рта пахнет пастью, из пасти —
кровью, молоком, и северных козлят
кругом рога и ноги торчат,
валяются. Зверь смотрит на меня
окровавлёнными глазами
и улыбается. Вот, думаю,
зверюга. Огромина.

2003, 2007

capucine

(no subject)

мне, кстати, снилось, что я бойцовый вервольф



и против меня такого выставили пса, аааааааааа!
сижу в сырой келейке, примыкающей к арене — дрожу, не могу перекинуться

  • Current Music
    Cinema Strange → Mathilde in the Dirt