Category: искусство

кожа

аритмия

http://rhzm.ru/posts/94

Дело в том, что последнее время всё чаще мои знакомые — самые разные — заболевают новой, неизвестной болезнью. Они не могут ни танцевать, ни заниматься любовью, ни даже курить. Любое действие, где присутствует хотя бы самая ничтожная ритмическая составляющая, становится для них недоступным. Они не могут вставать утром в одно и то же время каждый день. Они не могут проводить одно и то же количество часов где бы то ни было. Их шаги — разной длины. На улицах они часто останавливаются. Затем идут ещё быстрее (Станислав Львовский. Выводитель ритма)




Цитировать чужие тексты, и вообще, повторять за кем-либо что-либо — строго воспрещается.


Из культурного ландшафта, и вообще, из всех обитаемых областей реальности надо изъять все ритмически организованные структуры.

Ритмическая модель реальности неудачна. Природа не циклична, а лишь кажется таковой подслеповатому и безлюбовному взору. Каждое мгновение — чрезвычайное происшествие, а не итерация.



Наихудшая ошибка, которую можно сделать, формируя себе экзистенциальную стратегию — решить, что если нечто однажды сработало, то ещё раз сработает. Может не сработать, если не захочет. Реальность — женщина, а не робот. Может не захотеть.

Жизнь — скорее предварительные ласки, нежели фрикции.

Всякая философия теряет смысл, потому что «мир есть совокупность фактов, а не вещей», а факты больше не повторяются, значит, и описывать их нельзя.


Разрушим режимы дней наших. Никаких будильников, никаких ежедневных ритуалов. Начинал день с чашки кофе? Нажрись с утра в стельку. Ездил на метро? Угони бульдозер. Читал Иисусову молитву на каждый третий шаг левой? Ляг в сугроб и пропой Трисвятое на мотив Take Five, и Господь улыбнётся тебе в ответ из щербатого космоса.



Живи так, чтобы каждый следующий удар сердца был не таким, как предыдущий, а гораздо лучше. Ходи артимично. Дыши неровно. Не дрожи.

Право становится антипрецедентным: юридический прецедент автоматически делает невозможным аналогичный вердикт в похожей ситуации. Закон, примененный один раз, сразу же должен быть отменен или заменен другим. Запрет, сработавший единожды, теряет силу.

Мы упраздним однородные члены предложения и регулярные орнаменты. Не будет тельняшек и тканей в горошек. Запретим стихи в рифму и серийное производство, лестницы и кирпичную кладку. Распрямим все пружины, в том числе спираль ДНК. Выведем на орбиту странный аттрактор.

В политической плоскости, конечно, получается радикальнейший анархизм. Который, между прочим, может не исключать монархии — ибо монархия, как и любая жесткая вертикаль, максимально аритмична.

Мир — роман с кульминацией и открытым финалом, а не мантра.



capucine

реакционизм и личные формы

То есть это всегда история между человеком и человеком.

Вопрошатель, конечно, может быть уполномочен какой-то институцией или сообществом — но всё равно, вопрошание должно быть адресным: от конкретного человека к конкретному человеку. Кто угодно, но обязательно другой, — адресно задающий художнику (именно ему, а не в пространство) вопрос, требующий внятного ответа.

Вопрошание не обязано быть вербальным. Это может быть удар по лицу или выстрел в ногу. Или поцелуй.

Ответ же, в свою очередь, может быть адресован не только вопрошателю, но и в публичное пространство.

Или, наоборот, только себе (только Богу).

Но не обязательно.

На вопрос «реакционизм ли это» может ответить только тот, о ком спрашивают.

При этом особым образом артикулированный ответ «нет, я не реакционист» может быть реакционистским произведением.

В третьем лице говорить о ком-либо «это реакционизм» или «это не реакционизм» — некорректно.

Поэтому пример реакционизма привести, вообще говоря, невозможно. «Реакционизмом может быть только то, чем занимаешься лично ты».

il medico delle peste

реакционизм (пассивизм)

— общее название для ряда полимедиальных течений в искусстве 10-х/20-х годов XXI века (в поэзии, перформанс-арте, живописи, медиа-арте), характеризующихся стержневой идеологемой «молчи, когда не спрашивают». В соответствии с ней, художественное высказывание непременно должно быть отзывом на ясно артикулированное в конкретном тексте вопрошание, ответной репликой в диалоге — но никогда не первой репликой, никогда не «ответом на молчание». «Наполовину выползший из бартовской могилы автор — волкин дед — пусть вякает только тогда, когда кто-то ему прямо в его обглоданное лицо скажет: отвечай, что думаешь, не то прилетит из шотгана в голову. Во всех прочих ситуациях мёртвому автору остаётся терпеть — и наблюдать». (О. Пащенко, 2013)


http://zombiescapes.us

il medico delle peste

«если все художники, то никто не художник»

Что такое искусство? Моррис Витц говорит, что искусство вообще нельзя определить: это открытая система, как «игра» у Витгенштейна — как ни определи, завтра появится авантюрист, который сделает такое искусство, которое не подпадает под наше определение.

Отсутствие границ понятия причиняет такой же дискомфорт, как и апофатическое богословие, например. «Это не он». Хочется, хочется огородить сакральную область в пространстве человеческой активности, внутри которой — искусство, за пределами которой неискусство. (То есть поляризовать реальность по принципу сакральное/профанное). Можно сказать: «по Витцу получается, что, раз нет критериев, то ничто не искусство» — да, совершенно так, ничто не искусство, пока этим не занимаешься лично ты.

Русские авангардисты (ну, и Бойс, позже) говорят: искусство это вообще всё, что мы делаем; Гройс говорит: «искусство есть активность, направленная на поиск и исследование новых способов жизни». Следует ли сознательно «взять от мiра» и поместить в сакральную резервацию художников — тех людей, которые профессионально и сознательно исследуют способы бытия, — или не стоит заморачиваться? «Если все художники, то никто не художник».

Может быть, художник — это профессиональный исследователь новых экзистенциальных модусов, и таким профессионалом становится каждый — достаточно единожды поклясться посвятить себя такому исследованию (служению (пардон))? Нужна ли такая клятва? Кому она нужна? Кому она даётся? Можно ли её взять обратно?

И, дополнительно, интересный вопрос: ежели что-то легитимизировано в качестве искусства — может ли оно быть разлегитимизировано обратно — или это уже навсегда, прецедент не имеет обратной силы? Ответ достаточно очевиден, как мне кажется; но почему бы не обсудить.

Discuss:
capucine

определение современного искусства, приснившееся сегодня ночью

Современное искусство — это когда художник берет, например, «мигрень» как концепцию, и надевает её как шапку, и головная боль у него действительно становится громкостью со щит три на шесть на Третьем транспортном кольце в дождливый день.

Хочется, пользуясь случаем, передать привет Александру Секацкому.



И ещё один привет — моему сценарию для IFTTT, который снова работает.

capucine

интерфейсостроение и постмодерн

Эволюция интерфейсов сжато повторяет эволюцию вообще искусства. Скевоморфизм соответствует искусству мимесиса: природа и космос безусловно прекрасны и гармоничны, задача художника — это отобразить; «плоский» тренд обосновывают риторикой о «Новом человеке», который живет в цифровом пространстве как дома1, — это соответствует модернизму с его трансгуманистическим пафосом2.

Скоро должен начаться «постмодерн» в интерфейсостроении, это должно быть интересным.

Мимесис подразумевает благодарное отображение мира; модерн — преобразование мира. Постмодерн — его архивацию, музеификацию, симуляцию и т. п. Постмодернистский интерфейс это например интерфейс неработающий или неправильно работающий (на манер нет.арта девяностых или визуальной поэзии Мартина Геллера Константина Долженко). Но интересно, каким может быть интерфейс хоть и работающий правильно, однако — всё равно постмодернистский. В чём-то другом.


Мартин Геллер Константин Долженко

1 Cкеоморфизм — это язычество: духи природы, преобладание физического, внешнего, естественная красота тела, кнопочки приятно разглядывать, простая бытовая потребительская магия, сделать что-то определенным образом, чтобы что-то произошло: заколоть тельца чтобы пошел дождь, нажать на кнопку чтобы открылось окно, ритуалы, постепенно взгляд устремляется к сути вещей, у человека есть душа, за интерфейсом есть смысл, душа следует Богу, смысл подчиняется пользователю, пользователь — причина существования интерфейса, преобладание души над телом, умерщвление плоти, аскетизм, флэт дизайн, постепенное осознание того, что тело и душа — суть одно, функционал также важен как и оформление, век гармонии, золотой век интерфейсов, пользователь и интерфейс сливаются, не понятно где граница, идеальный интерфейс — тот, которого нет, идеальный пользователь, тот, который не знает, что он пользователь, пользователь становится интерфейсом, интерфейс становится пользователем, конец эпохи интерфейсов.

(Роман Кузнецов)

2 Лоос хотел низвести небеса на землю; он хотел видеть вещи такими, каковы они есть, без прикрас. Соответственно, Лоос хотел присвоить себе божественный взгляд. Больше того — он хотел, чтобы каждый мог видеть вещи такими, каковы они есть и каковыми они открываются взгляду Бога. Модернистский дизайн стремится к «апокалипсису сегодня» — к апокалипсису, который снимет с вещей их покровы, очистит их от декора и даст нам увидеть их такими, каковы они есть на самом деле…

Они хотят, чтобы апокалипсическое видение появилось у каждого здесь и сейчас — и превратило каждого в Нового Человека. Тело принимает форму души. Душа становится телом. Все вещи становятся небесными. Небесное становится земным, материальным. Современность становится абсолютом.

(Борис Гройс)

capucine

письма

Летний интенсив по цифровому искусству



Я стала много рисовать руками, не бояться экспериментов. И думать о боге. Все оч сильно поменялось, да (Аня Р.)

Самое яркое впечатление от курса — тут глубоко обсуждают вещи, которые почти нигде не говорят, и ты с ними живешь наедине и долго годами перевариваешь, не зная у кого что спросить. Я увидел, что курс стоит на трех столпах.
Первое: философское осмысление творчества, цифрового пространства и современного рыночного мира.
Второе: разрушение барьеров мешающих человеку рисовать. Я встречался с людьми, у которых все есть, навыки, умение рисовать, но которые боятся делать что-то свое. Твой курс, методики, убирают страх, выводят человека из своей зоны якобы комфорта, и оказывается что снаружи ему даже лучше. Методика правополушарного рисования, избавление от символьной передачи и языкового восприятия реальности и т. д.
И третье — это техника — техника фотошопа, новые программы, 3d. За интенсив не изучишь все, но младой крови это нужно. Это такая семинария — если не умеешь стоять на ногах, упадешь на службе и плохо будет. Те кто рисует лет 20, могут на это не обращать внимание, но для молодых важна и техника — и тут его качают максимумом новых навыков, кистей, программ. (Дима С.)

Эффект от интенсива (прямой или косвенный) был довольно ощутимый. По приезду меня сократили на одной не очень любимой работе и на другой с формулировкой «дизайнер перестал слышать работодателя». Пара месяцев был чистый фриланс на выживание с малоадекватными, тяжкими проектами, а потом внезапно меня сами нашли одна крупная федеральная группа компаний на вакансию веб-дизайнера...
Мне кажется на все эти процессы повлиял ваш курс, может быть стало чуть больше смелости пробовать новое и не стесняться экспериментировать там, где пока недостаточно знаний и опыта. (Слава К.)

По окончании курса я вернулась на работу и написала заявление о увольнении… Но профессию не сменила. Просто переехала в Москву. У меня в голове действительно что-то щелкнуло: «я же умею рисовать!» (Т. Н.)

Олег, я вам очень благодарен за ваше терпение, и помощь — с такой поддержкой открывать новое для себя и в себе оказалось легко. Хорошо запомнились некоторые моменты из лекций, какие-то цитаты, значение которых многократно переоткрывалось впоследствии. Моя любимая из них про семя, которое «если упав в землю не умрет, то останется одно, а если умрет, то принесет много плода». Многое из услышанного о разбитых кувшинах, «ризах кожаных» и ветхом человеке нашло свое подтверждение и после этого назад было уже не вернуться, да и не хотелось.
То, что я получил на интенсиве, это даже не просто теория и практика, это гораздо больше — направление дальше. И здесь остается только процитировать «Sucker Punch» Зака Снайдера: «You have all the weapons you need. Now fight!». Спасибо! (Юра К.)

Уж на что я не иллюстратор, но кое-какие приемы стараюсь использовать: от кистей до идей. Скажем, часть посвященная архетипированию на меня повлияла кардинально, теперь у меня есть очень даже рабочий инструмент по определению и созданию образов, вот буквально вчера написал пост на эту тему из практики...
Сами лекции, записанные на диктофон, я время от времени переслушиваю до сих пор, интересно погружаться в ту атмосферу, некоторые вещи стали понятны только со второго захода.
В целом я получил все за чем ехал — максимальное насыщение смежными формами деятельности, никак не связанные с моей основной, которые тем не менее смогли повлиять на нее. Ура! ) (Рома М.)

Я стала по-другому смотреть на мир: мы сами себя ограничиваем, а на самом деле границ нет. Даже человеческое тело способно на многое: пробежать 500 км без остановки, существовать без еды в течении месяца, не дышать 9 минут, выжить в холоде или жаре... (М. А.)

Не проходит и недели, чтобы я не вспоминал интенсив в британке.
Очень многое он мне дал даже не с технической точки зрения, а с позиции понимания внутренностей. Созидания и разрушения себя и в себе, форм и вообще происходящего в жизни.
Успеха, как хотелось — пока не достиг, но это пока. И в любом случае, произошло столько всего, что вдохновляет или выбивает почву из под ног, что жаловаться глупо. Зависит от того, с какой точки смотреть.
Иногда кажется, что выпал из обоймы, иногда — что завис какой-то мушкой в янтаре или наоборот, выстрелил и унесся далеко.
Есть некое ощущение отчужденности и одиночества.
Но это — нормально. для меня:)
Сейчас занимаюсь многим, от рисования до вырезания статуэток или ночного ориентирования. По-прежнему ищу свой берег, куда можно прибывать и отдыхать вёслами:)
Спасибо вам за то, что помогли или показали мне, как доломать забор внутри себя.
p.s. а еще курить бросил и каждый день радуюсь, что не привязан к сигаретам. (Андрей Г.)

Единственный недостаток — интенсив быстро отпускает. Эффект что-то яростно рисовать и делать проходит где-то через месяц. (Птицын А.)

Что ж, таков безжалостный закон духовных джунглей. Стоит чуть расслабиться — и снова ночуешь в картонной коробке с надписью «курение убивает» и допиваешь чужие слёзы из кружек в летнем кафе.