Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

capucine

радость

Клайв Льюис. «Настигнут Радостью»

...я назову главное в этих трёх событиях —неудовлетворенное желание, которое само по себе желаннее любого удовлетворения. Я назвал это чувство Радостью, и это — научный термин, который нельзя отождествлять со счастьем и удовольствием. У моей Радости есть с ними одно общее свойство — каждый, кто их испытал, хочет их вернуть. Сама по себе Радость скорее похожа на особую печаль, но это именно те муки, которых мы жаждем. Несомненно, каждый, кто их испытал, не променял бы их на все удовольствия мира. Удовольствия, как правило, в нашем распоряжении; Радость нам неподвластна [...]

Радость отличается от всех удовольствий, в том числе и от эстетического. Радость пронзает. Радость приносит боль, Радость дарует тоску неисцелимую... Она — не обладание, она лишь мечта о чем–то, что сейчас слишком далеко во времени или в пространстве, что уже было или же только будет [...]

Я иногда задумываюсь: а может быть, все удовольствия — подмена истинной Радости?

capucine

пой, эволюция!



Джон Хот. Бог после Дарвина. Богословие эволюции

Как известно, британские учёные доказали, что жизнь есть случайное механическое копошение эгоистичных генов, и никаких следов «разумного замысла» приборы не регистрируют, а регистрируется по большей части либо кровавый массакр, либо, в лучшем случае, нечто, не вписывающееся ни в какие смысловые иерархии.

Сей научный факт опровергает гипотезу как о предусмотрительном Часовщике, который в некоем Абсолютном Прошлом завёл механизм и учредил законы, — так и о благом Хозяине, который деспотически управляет мирозданием откуда-то из вневременного Абсолютного Настоящего.

Зато он подтверждает откровение о Христе — Боге умаляющемся в Воплощении, распятом, разделяющем страдание со всякой тварью, т. е. о Божественной любви кенотической, уязвимой, которая открывает творению пространство для автономного самотворчества. Такой Бог как бы смиренно отступает от всего сущего в Абсолютное Будущее, из этого будущего продолжая творить — но не через «подрезающий крылья надежде» замысел, а через обетование, эсхатологический призыв. Таков библейский Бог, который есть Омега, а не только Альфа.

Автор — католик. Итак, вместо того, чтобы полемизировать с пессимистическим механицизмом неодарвинистов (вроде Докинза и Деннета), он показывает, почему, фактически, Дарвин не опровергает теизма; напротив — теория эволюции есть неоценимый подарок богословию.

Это в двух словах. Книга хорошая (хотя наверное еретическая с т. зр. восточной ортодоксии). Автор много ссылается на Уайтхеда, Тейяра де Шардена, Мольтмана, Йонаса и Ранера. Вот тут ещё рецензия на «Богослове». Купил в «Фаланстере», есть в «Москве».

следите за руками

москва бьет с носка

Интерактивная инсталляция Дмитрия Салливана sulliwan «Ледяное сердце города», трогательная:



http://iceheart.ru/

В трёхсоткилограммовую глыбу льда вморожен айпад, на котором воспроизводится анимация (нарисованное сердце). Когда рядом никого нет, сердце синеет и замирает. Когда рядом толпятся люди, кинект их замечает, посылает айпаду сигнал, сердце краснеет и начинает биться. Звучит хартбит. Все улыбаются и плачут. Лёд постепенно тает.

Мне понравилось! С одной стороны, конечно, несколько обламывает, что живым существом притворяется неживое электронное устройство; с другой стороны — это не совсем электронное устройство, а сам лично Дима Салливан, удлинившийся и продолжившийся в направлении пространства электронных коммуникаций. То есть это мы как бы лично с ним коммуницируем — с ним, делегировавшим свой прямой лирический жест айпаду и кинекту.

Хотя, например, если бы моя фамилия была Мавроматти я был настоящим художником, я бы сам лично залез в морозильную камеру, и кинект бы меня лишь изредка немного подогревал в зависимости от количества толпящихся вокруг перцепиентов арт-сообщения (и так до первых признаков простуды).

Или, скажем, управляемая кинектом капельница с адреналином. И я под ней сижу, внутри ледяной глыбы.

Фармакологические действие адреналина основывается на его физиологических свойствах (α,β-адреномиметик). В медицинской практике используются две соли адреналина: гидрохлорид и гидротартрат.

В очень низких дозах, при скорости введения меньше 0.01 мкг/кг/мин может снижать артериальное давление вследствие расширения сосудов скелетной мускулатуры. При скорости введения 0.04-0.1 мкг/кг/мин увеличивает частоту и силу сердечных сокращений, ударный и минутный объёмы крови, снижает общее периферическое сопротивление сосудов (ОПСС); выше 0.02 мкг/кг/мин суживает сосуды, повышает артериальное давление (главным образом систолическое) и ОПСС. Прессорный эффект может вызвать кратковременное рефлекторное замедление частоты сердечных сокращений.

Расслабляет гладкие мышцы бронхов. Дозы выше 0.3 мкг/кг/мин, снижают почечный кровоток, кровоснабжение внутренних органов, тонус и моторику ЖКТ.

Расширяет зрачки, способствует снижению продукции внутриглазной жидкости и внутриглазного давления. Вызывает гипергликемию (усиливает гликогенолиз и глюконеогенез) и повышает содержание в плазме свободных жирных кислот.

Повышает проводимость, возбудимость и автоматизм миокарда. Увеличивает потребность миокарда в кислороде.

capucine

dead man flying

12:31




Concept & Art Direction: Croix Gagnon
Photography: Frank Schott




В 1993 году тело 38-летнего казнённого убийцы и похитителя микроволновки по имени Джозеф Пол Джерниган разрезали на 1871 ломтик толщиной 1 мм и сфотографировали их для нужд науки; так получился известный ныне в интернетах ролик:



Collapse )

В 2011 году ноутбуком с этим видео, воспроизводящимся на экране, водили перед объективом, снимая c длинной выдержкой.



Прибыль от продажи принтов идёт в фонд Amnesty International, «другой современной западной цивилизации у меня для вас нет».







via Sullivan@FB

capucine

meαω =x...,....,...X=

я думаю, что плод познания добра и зла был шарообразным ящиком Шрёдингера, внутри которого содержалась Вселенная Шрёдингера, населённая человечеством Шрёдингера.

  • Current Mood
    «вы всё испортили»
  • Tags
capucine

сквер

Линор Горалик. Устное народное творчество обитателей сектора М1

Когда ты умираешь и оказываешься здесь, ты попадаешь в сквер. [...] Устроен сквер так: представьте себе детство. Представьте себе лучший, самый легкий майский день своего детства. Представьте, что вы бегаете себе и бегаете. И вдруг вы вбегаете в сквер.

Это маленький сквер, и вы в нем бывали каждый день. Крошечный сквер, посредине — какие-то цветные, но довольно одинокие качели, вокруг — пустые скамейки, созданные для бабушек и мамаш с колясками, песочница. Вы забегаете в это сквер каждый день. Но в этот момент — вдруг — о, каков сквер в этот момент! Понимаете, это май. Это май, он пахнет маем, никого нет, и вся листва одновременно такая новорожденная и такая мясистая, зрелая листва. И свет небес сквозь нее таков, что весь он — чье-то невыносимо прекрасное присутствие. И сырая земля, но теплая, и качели так нежно под ветром, что даже и не под ветром, а под чем-то, что бывает только в детстве, в мае, с разбегу. И в эту секунду вы замираете всем своим маленьким телом — и у вас в горле стоит счастье. И вы понимаете, что никогда не уйдете из этого сквера, никогда, никогда, никогда. Вы ребенок, через пять секунд вы ломанетесь к качелям, и всё превратится в обыкновенный солнечный день, и качели щелястыми досками досадно покусают вам попу. Еще через две минуты вас позовут со двора, и вы не задумываясь побежите, — потому что май, вы бегаете, вы ребенок. Но, в некотором смысле, вы никогда, покуда живы, не уйдете из этого сквера. Это одна из великих Божьих милостей (здесь говорят: аванс): пока вы живы, у вас остается где-то внутри этот сквер, этот сквер.

Когда вы умираете и оказываетесь в аду, вы попадаете в этот сквер. Но на этот раз вы приходите в него взрослым. Качели щелясты. Земля сыра. Ветер.

...

А когда вы умираете и оказываетесь в раю, это тот самый сквер, но как если бы вам было пять. Как тогда.

Те, кто плохие (читай: в аду, хотя это плохие слова, см. дальше) и те, кто хорошие (читай: в раю) находятся в одном и том же месте. В сквере. Рай и ад — это как мы себя чувствуем (и как они себя). Поскольку они в раю, то когда они видят нас, они считают, что мы тоже в раю. Мы предстаем перед ними такими, как будто мы в раю (модная философская теория: такими, какими нам следовало быть, чтобы оказаться в раю). Поскольку мы в аду, то когда мы видим их, мы знаем, что они в раю. Это изощренно и просто. (Модная философская теория: рая нет; они в аду, как и мы; предположение, что они в раю, — часть нашего ада. Глупости. Знать, что они в раю, — даже и не только кто-то, кого ты знаешь лично; знать, что рай есть, — великое облегчение. Некоторые даже думают, что это аванс. Я из таких. Нас дразнят). Те, кто в раю, так рады за тебя, что ты в раю. Те, кто в аду, не могут сказать тем, кто в раю, о себе; невозможно сказать: «Я в аду», — потому что это разрушило бы для тех, хороших, рай. Как устроено это «невозможно» — про это есть много философских теорий, перечислять не буду. Может, ты никогда это и не произнесешь, потому что ты не совсем плохой, это аванс: ты не говоришь им про ад, — значит, в тебе еще что-то непустое осталось. Некоторые, совсем пустые, пытались говорить. Это ужасно (на то оно и ад): ты маялся, маялся, ты вроде сказал — а оно, что ли, не сказалось, — или они не могут услышать; или еще как. Я склоняюсь к простой версии: не можешь — и не можешь, на то оно и ад, вот и всё.


башня из слоновой кости

статистика как лженаука и продажная девка буржуазии

http://thomas-cranmer.livejournal.com/88618.html

Из этнических православных Москвы на эту Пасху:

3,60% каким-то образом отметились в храме
1,35% побывали на ночном крестном ходе
0,73% (оценочно) побывали на ночной или на утренней литургии
0,30% (оценочно) причастились

По сравнению с 2010 годом количество освящавших кулич сократилось на 3,1%, число участников крестного хода сократилось на 11,6%. Количество действующих храмов при этом выросло на 2,3%.


на практике это проявляется так:

если на прошлую Пасху мы с женой и сыном вообще в храм не вошли и повлачились несолоно хлебавши домой,
то в этом году удалось коварно просочиться к крыльцу, когда народ пошёл крестным ходом,
по окончании коего нас вместе с небольшой группой таких же как мы хардкорных фэнов просто-напросто внесло в храм и, можно сказать, притиснуло к алтарной зоне; в результате мы оказались чуть ли не первыми у Чаши. Тактический манёвр был разработан заранее на семейном совете. Мы сделали это.

храм, единственный в спальном районе мск.
слэм и стейдждайвинг.

это к вопросу о том, «зачем новые храмы строить, те что есть полупустые стоят и т. п.»

capucine

и ещё эпштейн: наука и поэзия

Считается, что наука описывает вещи «как они есть на самом деле», а поэзия все смещает, преломляет, фантазирует, фонтанирует видениями. Не вернее ли — наоборот: наука докапывается до невидимoго, неизвестного, отдаленного от ощутимой реальности (микромир, частицы, сверхструны, черные дыры, вакуум, галактики...), тогда как поэзия раскрывает бытие здесь и сейчас сообразно человеческой мере его постижения: в явлениях наблюдаемых, в событиях переживаемых.

«Мороз и солнце, день чудесный!» «...Звездою севера явись!» «Товарищ, верь, взойдет она, звезда пленительного счастья». «Душа хотела б быть звездой». Здесь «звезда» — метафора, но для глаза она гораздо достовернее того, как рисуется звезда астрофизикой: «газовый (плазменный) шар, образующийся из газово-пылевой среды (гл. образом, из водорода и гелия)». Водород, гелий, плазма — какие абстракции! Кто их видел или осязал?

Наука рассуждает о вещах невидимых, вроде черных дыр и генетических спиралей, и притом весьма условно их называет («черные дыры» вовсе не чёрные и не дыры), тогда как поэзия являет вещи во всей их здешности, соразмерности с человеческим взглядом. Хочется сказать, что поэзия научнее, т. е. достовернее науки, а наука поэтичнее, т. е. фантастичнее поэзии. Одни только термины чего стоят: созвездие, водород, притяжение, маятник. И введены в науку поэтическим гением Ломоносова!


Можно заменить «поэзия» на «религия» — тоже будет нормально. В принципе это одно и то же (ведь).

Ещё: научный эксперимент поддаётся воспроизведению, а художественный/религиозный опыт — невоспроизводим (нельзя, например, написать второй раз фауста-гёте — не почему-либо, а просто потому что исходные условия другие. Первый фауст-гёте писался в мире, где ещё нет и ни разу не было фауста-гёте. Все последующие попытки написать фауста-гёте будут осуществляться в мире другом — где фауст-гёте уже есть). Фауст-гёте есть нечто осуществившееся одноразово.

По той же причине я не верю в реинкарнацию. Некоторые особые вещи (которые лучше в разговоре просто так не трепать; и они могут быть любого масштаба: от индивидуального до вселенского) — ровно на один раз.

capucine

«как», «почему» и «какой в этом смысл»

Три вопроса, как три координатные оси: на первые два отвечает, скажем условно, наука, на третий — религия*.

Вот поверхность бумаги, покрытая чернильными пятнышками разной формы. Наука изучает шероховатость бумаги, растискивание чернильных капель и т. п., но принципиально игнорирует смысл текста, потому что не покидает плоскости страницы.

*Collapse )

Вопрос «почему» подразумевает обратное движение по цепочке импликаций (А потому что Б потому что В...), которое в конце концов упирается в конец алфавита.

Например, в Ю.

Отсюда делается вывод, что остальные буквы еще «не открыты».

Вопрос «как» относится к самим импликациям — к механизмам, которыми они обусловлены.

Вопрос «какой в этом смысл» (вернее, «в чём суммарный логос всей цепочки импликаций») берёт в рассмотрение сам алфавит, в частности, порождаемые им слова и тексты, которые мы читаем и пытаемся понять смысл прочитанного. Это очень грубо, конечно.

Чуть менее грубо: религия не отвечает на вопросы о Логосе, а соединяет с Ним.

  • Current Music
    Svalastog → Orientation Of Point
  • Tags