Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

capucine

вышке нужен веб-дизайнер

это мои звери

Некоторым известно, что в Вышке обновился Факультет дизайна (большое интервью с Мещеряковым — тут). Тут Протей Темен, Гурович, Кужавский и другие звёзды.

Смысл этого всего в том, что на базе факультета планируется выстроить некую культурную институцию — не только образовательную, но и порождающую смыслы. То есть творческая, исследовательская, научная, издательская деятельность. Как говорит Мещеряков, «хотим построить утопию». Собственно, уже начали. В частности, изобрели интересную форму интернет-присутствия. Но нужны люди.

Внутри факультета есть т. н. Лаборатория дизайна, которая сейчас занимается проектной деятельностью, то есть работает по брифам реально существующих заказчиков (таким образом, студенты оказываются вовлечены в боевые действия, что, конечно, развивает их быстрее и лучше, чем лекции и прочие формы, традиционные для отчественной высшей школы). Клиенты — госсектор, культурные проекты и прочее.

В этой Лаборатории есть веб-отдел. Я его «возглавляю». Мне остро нужен соратник — уверенный диджитал-дизайнер: умный, весёлый, универсальный, насмотренный и всё такое. Приветствуется педагогический талант или хотя бы просто готовность учительствовать. Пишите oleg.paschenko собака me точка com.

il medico delle peste

упавшие листья

+
Стало интересно: вот, например, какой-нибудь Кант или Хайдеггер или там Аквинат— они понимали, когда вот это вот всё писали, что войдут в программу высшей школы, что навсегда переформатируют всю европу? Или это были обычные кабинетные аутисты? Понятно, что философов, вошедших в учебники, всего ровно шестнадцать человек и все они, грубо говоря, учились на одном потоке.

Речь, конечно, не о студентах Сорбонны-Болоньи 60-70-х, из тех каждый первый мнил себя последним и главным европейским философом. Я о других.

++
Нашел кленовый лист в парке «Красная Пресня», где вообще нет ни одного клёна. Я неудачник.

+++
Как ты думаешь: вот ты зафиксировал одну и ту же плачевную динамику в двух совершенно разных людях (одного из которых ты и сам являешься таким же порождением, как и его тексты; второго, впрочем, в некотором смысле тоже) — не является ли такая схематизация реальности проявлением той же самой интеллектуальной перезрелости и сморщенности, которую ты так отчётливо видишь только в других?

У каждого из нас в штанах свернулся клубочком эдипов симплекс, все это знают. Лишний раз достать и похвастаться длиною и упругостию, стоило ли. «Они под одеждой все голые». Да, это я тебе.

capucine

имени комара-и-меламида, часть вторая

Итак, в качестве учебного упражнения для студентов интенсива «Цифровое искусство» в ЖЖ и в фейсбуке был осуществлён реперформанс известной работы Комара и Меламида «Выбор народа»: проект «Выбор народа» был придуман Виталием Комаром и Александром Меламидом еще в 1995 году: тогда художники провели среди американцев и русских опрос, на основании которого были нарисованы два диптиха — «идеальная» и «ужасная» картины. С тех пор проект разросся, и сейчас в создании работ принимают участие многие страны и города (см. тж., например, здесь). Надеюсь, что не пострадаю за нарушение авторских прав, буде таковые обнаружатся; но если пострадаю, то это будет блестящим подтверждением довольно очевидной культурологической гипотезы. Конечно, мы всё сделали неправильно: опрос надо было проводить не сутки, а в течение как минимум месяца, надо было задействовать вконтактик, вопросы надо было лучше продумать, вариантов нужно было давать больше и так далее. Но тяжело в учении, легко в бою.

Характерная особенность референтной группы (преимущественно, пользователи ЖЖ и фейсбука, профессионально вовлечённые в визуальную культуру) — заметное количество респондентов, посчитавших необходимым в комментарии объяснить, почему именно в их уникальном случае обобщённая схема не работает, а потому отвечать на вопросы они не станут. Мне это совершенно понятно: сам я никогда ни в каких соцопросах не участвую, поскольку точно такой же уникальный, как все.

format-10
Гистограмма распределения средних форматов картин по всей совокупности учтенных работ для 100 крупнейших мастеров живописи N=100; n=6…224 (источник)

Когда перед студентом встаёт задача нарисовать «любимую картину народа», тактика у него может быть двоякой: либо жёстко фрустрировать свой вкус, наступить себе на горло и попытаться честно усладить условного респондента — либо дистанцироваться от него, превознестись, карикатуризировать коллективный вкус. И наоборот. Вот теперь и проверим, насколько кто справился с ограничением — было запрещено использовать мастерство и талант, только смирение и чуткость. Заодно проверим, знает ли народ, что ему действительно нравится, или он на свой счёт заблуждается.

Ниже представлены «прекрасные» и «ужасные» картинки, смоделированные студентами на основании результатов опроса. Прошу выставить каждой из них оценку по пятибалльной системе (1 — отвратительно, уродливо, ужасно; 2 — плохо, некрасиво, неприятно; 3 — никак, вообще ни о чём, не задело ни единой струны, не сработал ни один эмоциональный или эстетический триггер; 4 — ничего так, симпатично, прикольно, приятно; 5 — красиво, прекрасно, в тумблер, в пинтрест).

"1_lubim"

Mean: 3.52 Median: 4 Std. Dev 0.88
1
4(2.4%)
2
15(8.9%)
3
56(33.3%)
4
76(45.2%)
5
17(10.1%)

"1_nelubim"

Mean: 2.82 Median: 3 Std. Dev 1.05
1
19(11.3%)
2
45(26.8%)
3
61(36.3%)
4
34(20.2%)
5
9(5.4%)

"bueee"

Mean: 2.28 Median: 2 Std. Dev 0.97
1
41(24.7%)
2
56(33.7%)
3
52(31.3%)
4
15(9.0%)
5
2(1.2%)

"disgust"

Mean: 1.90 Median: 2 Std. Dev 0.87
1
65(38.9%)
2
60(35.9%)
3
35(21.0%)
4
7(4.2%)
5
0(0.0%)

"gadost"

Mean: 2.51 Median: 2 Std. Dev 1.12
1
35(21.2%)
2
53(32.1%)
3
40(24.2%)
4
32(19.4%)
5
5(3.0%)

"hater"

Mean: 2.58 Median: 3 Std. Dev 1.17
1
41(24.3%)
2
36(21.3%)
3
52(30.8%)
4
33(19.5%)
5
7(4.1%)

"krasota"

Mean: 2.96 Median: 3 Std. Dev 1.14
1
23(13.6%)
2
30(17.8%)
3
61(36.1%)
4
41(24.3%)
5
14(8.3%)

"like"

Mean: 3.38 Median: 3 Std. Dev 0.97
1
8(4.7%)
2
17(9.9%)
3
68(39.8%)
4
58(33.9%)
5
20(11.7%)

"lub"

Mean: 3.36 Median: 3 Std. Dev 1.13
1
13(7.8%)
2
21(12.6%)
3
53(31.7%)
4
53(31.7%)
5
27(16.2%)

"nelub"

Mean: 2.65 Median: 3 Std. Dev 1.20
1
33(19.5%)
2
51(30.2%)
3
39(23.1%)
4
34(20.1%)
5
12(7.1%)

"sexy"

Mean: 3.55 Median: 4 Std. Dev 1.19
1
13(7.6%)
2
18(10.6%)
3
43(25.3%)
4
54(31.8%)
5
42(24.7%)




capucine

преподаватели

Летний интенсив по цифровому искусству





О преподавателях.

Я буду куратором, уже в пятый раз. С прошлого раза у меня появились новые идеи, которые я как раз впервые буду проверять на прочность (насчёт «виртуальной личности как жанра», «смерти автора», «нелинейного системного высказывания» и «нового эпоса» — но в специфическом приложении к визуальной культуре в интернетах).

Кроме того, расскажу о скучных, но необходимых вещах, например, таких:

  • архетипы коллективного бессознательного и персональная духовная гигиена;

  • метод фрактальных кистей в программе Adobe Illustrator;

  • как отрезать себе половину мозга и не облажаться;

  • и других.



Мартин Геллер


Моим, надеюсь, стабильным напарником будет настоящая виртуальная личность (инкарнированная, т. е. инсталлированная в мясо, а потому способная самостоятельно передвигаться и говорить) — художник, поэт и драматург Мартин Геллер. Его предмет называется «Персонаж в социальных медиа: практические занятия по созданию и управлению вымышленным персонажем в сети».




[ещё десять преподавателей ↓↓↓↓↓↓↓↓↓↓]

Vtol


Московский художник и симпатичнейший человек, который делает музыкальные инструменты и арт-объекты, Дмитрий Vtol Морозов (вот ещё о нём) сделает сообщение, озаглавленное «Сделай(ся) сам».


Бэнг! бэнг!


Хорошо, что это выступление состоится в один из первых дней. Наташа Климчук и Оля Морозова, хозяйки иллюстраторского агентства Bang! Bang!, расскажут о «Мифах и легендах коммерческой иллюстрации» — о, я свидетельствую, что таковых немало.



Дима Соловьёв


Димины темы — медиаскетизм, digital detox, психологические характеристики виртуального пространства, техника информационной, психологической и духовной безопасности в социальных сетях. И — соц-медиа-арт.



Юля Закопайко


Юля была волонтёром на московской ретроспективе Марины Абрамович. От Юли поэтому можно ожидать чего угодно.



Deernova


Лена Дернова не только была когда-то студенткой курса «Дизайн в интерактивной среде», которому я читал лекции, но и впоследствии долгие и многочисленные месяцы мы проработали вместе. Оленеводство, любоначалие и ротоскопия.

D&AD: Users Love Story (Award: inbook) from HelenDeernova on Vimeo.



EPS


Вадим Эпштейн (медиахудожник, VJ, арт-директор «Студии in[visible]»)— существо обскурное и интригующее. Когда-то он был отцом и содержателем легендарного портала here.rurwcdax), но я не уверен, что могу это сейчас разглашать. Впрочем, я это разгласил. Вот что он пишет о своей теме:

пока набралось следующеее ::

"это всё ваши проекции" или куда движутся картинки:
дополненная и переполненная реальность,
прототипы вместо архетипов,
live coding versus deadlines



Леонид Именных


Лёня — основатель и лидер каморного ансамбля постромантической музыки Sphaera Octava. Расскажет об авангардной академической музыке.


Чапнин


Сергей Чапнин — богослов, журналист. Лекция называется «Похищение образа: от иконы до рекламы». Про богословие образа, узурпацию символа, постмодерн, симулякры и т. д.


Злата


Злата Понировская — художник, трансгуманист, прыгскок в SMM-агентстве Yeti.




Я четыре часа писал этот пост.


0% ARMOR — это важно

capucine

письма

Летний интенсив по цифровому искусству



Я стала много рисовать руками, не бояться экспериментов. И думать о боге. Все оч сильно поменялось, да (Аня Р.)

Самое яркое впечатление от курса — тут глубоко обсуждают вещи, которые почти нигде не говорят, и ты с ними живешь наедине и долго годами перевариваешь, не зная у кого что спросить. Я увидел, что курс стоит на трех столпах.
Первое: философское осмысление творчества, цифрового пространства и современного рыночного мира.
Второе: разрушение барьеров мешающих человеку рисовать. Я встречался с людьми, у которых все есть, навыки, умение рисовать, но которые боятся делать что-то свое. Твой курс, методики, убирают страх, выводят человека из своей зоны якобы комфорта, и оказывается что снаружи ему даже лучше. Методика правополушарного рисования, избавление от символьной передачи и языкового восприятия реальности и т. д.
И третье — это техника — техника фотошопа, новые программы, 3d. За интенсив не изучишь все, но младой крови это нужно. Это такая семинария — если не умеешь стоять на ногах, упадешь на службе и плохо будет. Те кто рисует лет 20, могут на это не обращать внимание, но для молодых важна и техника — и тут его качают максимумом новых навыков, кистей, программ. (Дима С.)

Эффект от интенсива (прямой или косвенный) был довольно ощутимый. По приезду меня сократили на одной не очень любимой работе и на другой с формулировкой «дизайнер перестал слышать работодателя». Пара месяцев был чистый фриланс на выживание с малоадекватными, тяжкими проектами, а потом внезапно меня сами нашли одна крупная федеральная группа компаний на вакансию веб-дизайнера...
Мне кажется на все эти процессы повлиял ваш курс, может быть стало чуть больше смелости пробовать новое и не стесняться экспериментировать там, где пока недостаточно знаний и опыта. (Слава К.)

По окончании курса я вернулась на работу и написала заявление о увольнении… Но профессию не сменила. Просто переехала в Москву. У меня в голове действительно что-то щелкнуло: «я же умею рисовать!» (Т. Н.)

Олег, я вам очень благодарен за ваше терпение, и помощь — с такой поддержкой открывать новое для себя и в себе оказалось легко. Хорошо запомнились некоторые моменты из лекций, какие-то цитаты, значение которых многократно переоткрывалось впоследствии. Моя любимая из них про семя, которое «если упав в землю не умрет, то останется одно, а если умрет, то принесет много плода». Многое из услышанного о разбитых кувшинах, «ризах кожаных» и ветхом человеке нашло свое подтверждение и после этого назад было уже не вернуться, да и не хотелось.
То, что я получил на интенсиве, это даже не просто теория и практика, это гораздо больше — направление дальше. И здесь остается только процитировать «Sucker Punch» Зака Снайдера: «You have all the weapons you need. Now fight!». Спасибо! (Юра К.)

Уж на что я не иллюстратор, но кое-какие приемы стараюсь использовать: от кистей до идей. Скажем, часть посвященная архетипированию на меня повлияла кардинально, теперь у меня есть очень даже рабочий инструмент по определению и созданию образов, вот буквально вчера написал пост на эту тему из практики...
Сами лекции, записанные на диктофон, я время от времени переслушиваю до сих пор, интересно погружаться в ту атмосферу, некоторые вещи стали понятны только со второго захода.
В целом я получил все за чем ехал — максимальное насыщение смежными формами деятельности, никак не связанные с моей основной, которые тем не менее смогли повлиять на нее. Ура! ) (Рома М.)

Я стала по-другому смотреть на мир: мы сами себя ограничиваем, а на самом деле границ нет. Даже человеческое тело способно на многое: пробежать 500 км без остановки, существовать без еды в течении месяца, не дышать 9 минут, выжить в холоде или жаре... (М. А.)

Не проходит и недели, чтобы я не вспоминал интенсив в британке.
Очень многое он мне дал даже не с технической точки зрения, а с позиции понимания внутренностей. Созидания и разрушения себя и в себе, форм и вообще происходящего в жизни.
Успеха, как хотелось — пока не достиг, но это пока. И в любом случае, произошло столько всего, что вдохновляет или выбивает почву из под ног, что жаловаться глупо. Зависит от того, с какой точки смотреть.
Иногда кажется, что выпал из обоймы, иногда — что завис какой-то мушкой в янтаре или наоборот, выстрелил и унесся далеко.
Есть некое ощущение отчужденности и одиночества.
Но это — нормально. для меня:)
Сейчас занимаюсь многим, от рисования до вырезания статуэток или ночного ориентирования. По-прежнему ищу свой берег, куда можно прибывать и отдыхать вёслами:)
Спасибо вам за то, что помогли или показали мне, как доломать забор внутри себя.
p.s. а еще курить бросил и каждый день радуюсь, что не привязан к сигаретам. (Андрей Г.)

Единственный недостаток — интенсив быстро отпускает. Эффект что-то яростно рисовать и делать проходит где-то через месяц. (Птицын А.)

Что ж, таков безжалостный закон духовных джунглей. Стоит чуть расслабиться — и снова ночуешь в картонной коробке с надписью «курение убивает» и допиваешь чужие слёзы из кружек в летнем кафе.

я всё вижу

похищение образа



24 марта (в Торжество Православия, в день, когда Церковь отмечает догматическое обоснование иконопочитания) в 16:00 в храме Успения в Газетном переулке (в крипте) Сергей Чапнин прочитает лекцию «Похищение образа: от иконы до рекламы». Вход свободный, дверь слева, вниз по ступенькам.

capucine

делать всё вопреки себе

Карл Кереньи монографию о культе Диониса начал именно с эссе о различии для греков понятий „зоэ“ и „биос“: «„Зоэ“ — „жизнь, лишённая каких-либо характеристик“». В этой фразе употреблено слово „зоэ“, не „биос“. „Биос“ — это конкретная форма „зоэ“. Вот просто человек лежит на солнышке и греется — это „зоэ“, а если человек трус и бежит от опасности — у него „биос“ зайца (Кереньи даёт пример из Демосфена). В Евангелии от Иоанна всюду — зоэ, и „жизнь вечная“ — „зоэ“ (то есть, это вовсе не моё личное бесконечное существование, а Божий контекст моей жизни).


Если исходить из определения, которое я подрезал в каком-то устном интервью Гройса, — «искусство есть активность, направленная на поиск, создание и распространение новых форм жизни» («жизни» в смысле как раз «зоэ») — то, очевидно, такая деятельность требует центробежной экспансии, движения из светлого центра на тёмную периферию, из областей внутренних, тёплых, светлых, обжитых в области внешние, холодные, тёмные, безжизненные (чтобы их собой наполнить и преобразовать), то есть движения в сторону нарастания ужаса, то есть аутофрустрации.

Дело в том, что он всегда очень спешил. Пробовал очень много разных методов — магических, не магических, и не спать, и молчание, задержки дыхания, всякие разные практики, миллион. Или, например, это его любимое — делать всё вопреки себе. То есть делать ровно противоположное тому, что тебе хочется… Он ради какой-нибудь цели мог сделать с собой всё что угодно.


Немного о себе.

Помню, что примерно до десятилетнего возраста для меня это было экспериментом, необременительной игрой — пробовать отказывать себе в удовольствии, действовать наперекор своим желаниям, терпеть боль. Забавляла двойственность, именно расщепление и отстранение: вот как бы «я» и «мои» эмоции, желания, страдание — а вот, опять же, тоже я, гляжу насмешливо и холодно чуть сверху и слева, и меня смешит являющийся «мною» небольшой слабый человечек с его примитивными мотивациями. Было прикольно.

Гордынька «преодоления» отросла позже: тут вспоминается знакомый всякому советскому школьнику мем «закалять силу воли», овеществлявшийся преимущественно в пространстве физкультуры, холодных обливаний, стояний под красным знаменем и т. п. В этом уже было гораздо меньше игры и свободы, а больше невроза.

В десять лет я прочёл в ж-ле «Вокруг света» статью К. Преображенского «Каратэ начинается с поклонов», [про кондзё]

«Кондзё» относится к числу тех немногих слов, смысл которых понятен и близок одним лишь японцам. Слово сильное и выразительное, в словарях оно переводится как характер, натура, выдержка, нрав… Впрочем, попробуйте перевести сами: «кон» — «корень», «дзё» — «характер». Получается что-то вроде «корней характера».

Молодая мать, стоявшая у зубоврачебного кресла и смеявшаяся, когда ее маленький сын плакал, не была жестокой или бездушной. Она воспитывала в нем кондзё.

Но, пожалуй, только каратэисты умудряются каждый поступок превращать в проверку своего кондзё. Часто, приготовившись отжиматься на полу, они опираются на пальцы ног и сжатые в кулаки руки. Стоять на кулаках гораздо больнее, чем просто на ладонях…

На следующий день я встретил Уду в электричке. Он стоял и читал дешевый журнальчик. На скамейках дремали пассажиры, и на фоне серо-желтых стен их смуглые лица казались зеленоватыми. Как и все каратэисты. Уда носил студенческий мундир, в каких сейчас больше не ходит никто из студентов, — длинный черный сюртук до колен со стоячим глухим воротником, золотыми пуговицами и каймой на обшлагах. Жара не заставила Уду расстегнуть крючки воротника, потому что такая слабость подвергла бы сомнению его кондзё.

— Куда едешь? — спросил я.

— На станцию Одако-Сагамихара, в банк за деньгами. Мне родители присылают понемногу. Я, конечно и сам подрабатываю иногда, как и все студенты, но все равно не хватает. У меня только на одну электричку от дома, где снимаю комнату, до университета уходит бог знает сколько денег. Я уж не говорю о времени.

— А что же мешает тебе снять комнату поближе? Я видел объявления — у самой университетской ограды есть комнаты. Тогда у тебя и времени и денег будет больше…

— Вот поэтому я и снимаю жилье в двух часах езды. А то получится слишком уж легко. Так каждый сможет. А вот так, как я, не каждый!

— Но не мешает ли учебе беспрестанное доказательство железной воли?

— Нет! Не мешает и не может мешать! Мне с детства повторяли, что у нас, японцев, нет ничего: ни территории, потому что она почти вся загромождена горами, ни природных богатств, потому что наши горы бесплодны. Много веков мы жили, отгородившись от всех. Но сейчас это стало невозможным, и мы ничего не можем противопоставить огромному миру, кроме своей мысли. И нам остается только думать. К этому зовет нас симагуни кондзё — кондзё жителей страны-острова.


Тогда я, воодушевившись, с удовольствием разбил кулаки в кровь о каменную стену (за что был сильно руган мамой). Тема не отпускала меня лет до двадцати, я даже успел полгода позаниматься настоящим кёкушином, с кровавым потом, полным контактом, абсолютным послушанием учителю и другими духовными радостями.

Сейчас я уже совсем большой, читал «Лествицу» и «Невидимую брань», знаком с техниками отсечения помыслов (больше теоретически, конечно). На упрощённой технике отсечения помыслов основан, кстати, «Лёгкий способ бросить» Аллена Карра.

Я всё это написал, чтобы спросить. Скажите пожалуйста, — есть ли в современной светской прикладной психологии методика, основанная на аутофрустрации, то есть на том, чтобы «делать всё вопреки себе»?

смерти нет

eternal summer 2012, ч. 7

Окончание про интенсив. Начало см. по тегу eternal summer 2012.

Вот↓ анонимные работы, в которых требовалось нарисовать аллегорическую карту собственной психики, графически осмыслив свой центральный внутренний конфликт (например, «обиду», «камень за пазухой» и т. п.). По окончании рисования работа проецировалась на простыню, мы поворачивали её, инверсировали, зеркалировали и проч., и коллективно играли в ассоциации.

Наверное, предполагалось, что такой акт прилюдного художественного самокопания послужит первым шагом к исцелению. При этом ни лицензии психотерапевта, ни благодати священства у меня, понятное дело, нет. Горячо надеюсь, что упражнение никому не повредило.













О душевредности преподавательского труда я уже год назад писал. По прошествии десяти дней от звука собственного голоса по-настоящему тошнит. Обострились профессиональные деформации: неумение пользоваться фигурами умолчания в устной речи, менторский тон, занудство, стремление повторять несколько раз одно и то же разными словами (как, например, в этом предложении).

Как и в прошлый раз, интенсив нечаянно отчасти превратился в нечто среднее между реколлекцией, ретритом и «тренингом личностного роста» — специально я этого не планировал, но ах, пасти народы так сладко… В один из дней Меламед спросил меня в учительской: «Олег, ты не боишься ответственности?» — после чего я плотно присел на измену. Не знаю, в общем. Для меня интенсив — вершина полугодия, это десятидневка, проживаемая именно что с той пиковой интенсивностью, для которой я спроектирован. Хочется верить, что с моей стороны это не чистое вампирство.

Интересно, что половина приглашённых преподавателей учила правильно продаваться, вторая половина — учила ни за что никому никогда не продаваться. В этой разнице потенциалов студенты ерзают, нервничают, происходит внутренняя работа, течёт ток, горит свет.

Отдельным пунктом замечу, что в этот раз группа была особенно сильная, умная и красивая.

Но обратил внимание на странное: из года в год одни и те же места в аудитории занимают люди, близкие по рисунку личности, темпераменту, техническому уровню и даже похожие внешне. То есть, например, на определённое место садится человек, очень похожий как на того, кто сидел на этом месте зимой, так и на того, кто сидел там прошлым летом. Это с чем-то связано.