Category: образование

capucine

вышке нужен веб-дизайнер

это мои звери

Некоторым известно, что в Вышке обновился Факультет дизайна (большое интервью с Мещеряковым — тут). Тут Протей Темен, Гурович, Кужавский и другие звёзды.

Смысл этого всего в том, что на базе факультета планируется выстроить некую культурную институцию — не только образовательную, но и порождающую смыслы. То есть творческая, исследовательская, научная, издательская деятельность. Как говорит Мещеряков, «хотим построить утопию». Собственно, уже начали. В частности, изобрели интересную форму интернет-присутствия. Но нужны люди.

Внутри факультета есть т. н. Лаборатория дизайна, которая сейчас занимается проектной деятельностью, то есть работает по брифам реально существующих заказчиков (таким образом, студенты оказываются вовлечены в боевые действия, что, конечно, развивает их быстрее и лучше, чем лекции и прочие формы, традиционные для отчественной высшей школы). Клиенты — госсектор, культурные проекты и прочее.

В этой Лаборатории есть веб-отдел. Я его «возглавляю». Мне остро нужен соратник — уверенный диджитал-дизайнер: умный, весёлый, универсальный, насмотренный и всё такое. Приветствуется педагогический талант или хотя бы просто готовность учительствовать. Пишите oleg.paschenko собака me точка com.

capucine

письма

Летний интенсив по цифровому искусству



Я стала много рисовать руками, не бояться экспериментов. И думать о боге. Все оч сильно поменялось, да (Аня Р.)

Самое яркое впечатление от курса — тут глубоко обсуждают вещи, которые почти нигде не говорят, и ты с ними живешь наедине и долго годами перевариваешь, не зная у кого что спросить. Я увидел, что курс стоит на трех столпах.
Первое: философское осмысление творчества, цифрового пространства и современного рыночного мира.
Второе: разрушение барьеров мешающих человеку рисовать. Я встречался с людьми, у которых все есть, навыки, умение рисовать, но которые боятся делать что-то свое. Твой курс, методики, убирают страх, выводят человека из своей зоны якобы комфорта, и оказывается что снаружи ему даже лучше. Методика правополушарного рисования, избавление от символьной передачи и языкового восприятия реальности и т. д.
И третье — это техника — техника фотошопа, новые программы, 3d. За интенсив не изучишь все, но младой крови это нужно. Это такая семинария — если не умеешь стоять на ногах, упадешь на службе и плохо будет. Те кто рисует лет 20, могут на это не обращать внимание, но для молодых важна и техника — и тут его качают максимумом новых навыков, кистей, программ. (Дима С.)

Эффект от интенсива (прямой или косвенный) был довольно ощутимый. По приезду меня сократили на одной не очень любимой работе и на другой с формулировкой «дизайнер перестал слышать работодателя». Пара месяцев был чистый фриланс на выживание с малоадекватными, тяжкими проектами, а потом внезапно меня сами нашли одна крупная федеральная группа компаний на вакансию веб-дизайнера...
Мне кажется на все эти процессы повлиял ваш курс, может быть стало чуть больше смелости пробовать новое и не стесняться экспериментировать там, где пока недостаточно знаний и опыта. (Слава К.)

По окончании курса я вернулась на работу и написала заявление о увольнении… Но профессию не сменила. Просто переехала в Москву. У меня в голове действительно что-то щелкнуло: «я же умею рисовать!» (Т. Н.)

Олег, я вам очень благодарен за ваше терпение, и помощь — с такой поддержкой открывать новое для себя и в себе оказалось легко. Хорошо запомнились некоторые моменты из лекций, какие-то цитаты, значение которых многократно переоткрывалось впоследствии. Моя любимая из них про семя, которое «если упав в землю не умрет, то останется одно, а если умрет, то принесет много плода». Многое из услышанного о разбитых кувшинах, «ризах кожаных» и ветхом человеке нашло свое подтверждение и после этого назад было уже не вернуться, да и не хотелось.
То, что я получил на интенсиве, это даже не просто теория и практика, это гораздо больше — направление дальше. И здесь остается только процитировать «Sucker Punch» Зака Снайдера: «You have all the weapons you need. Now fight!». Спасибо! (Юра К.)

Уж на что я не иллюстратор, но кое-какие приемы стараюсь использовать: от кистей до идей. Скажем, часть посвященная архетипированию на меня повлияла кардинально, теперь у меня есть очень даже рабочий инструмент по определению и созданию образов, вот буквально вчера написал пост на эту тему из практики...
Сами лекции, записанные на диктофон, я время от времени переслушиваю до сих пор, интересно погружаться в ту атмосферу, некоторые вещи стали понятны только со второго захода.
В целом я получил все за чем ехал — максимальное насыщение смежными формами деятельности, никак не связанные с моей основной, которые тем не менее смогли повлиять на нее. Ура! ) (Рома М.)

Я стала по-другому смотреть на мир: мы сами себя ограничиваем, а на самом деле границ нет. Даже человеческое тело способно на многое: пробежать 500 км без остановки, существовать без еды в течении месяца, не дышать 9 минут, выжить в холоде или жаре... (М. А.)

Не проходит и недели, чтобы я не вспоминал интенсив в британке.
Очень многое он мне дал даже не с технической точки зрения, а с позиции понимания внутренностей. Созидания и разрушения себя и в себе, форм и вообще происходящего в жизни.
Успеха, как хотелось — пока не достиг, но это пока. И в любом случае, произошло столько всего, что вдохновляет или выбивает почву из под ног, что жаловаться глупо. Зависит от того, с какой точки смотреть.
Иногда кажется, что выпал из обоймы, иногда — что завис какой-то мушкой в янтаре или наоборот, выстрелил и унесся далеко.
Есть некое ощущение отчужденности и одиночества.
Но это — нормально. для меня:)
Сейчас занимаюсь многим, от рисования до вырезания статуэток или ночного ориентирования. По-прежнему ищу свой берег, куда можно прибывать и отдыхать вёслами:)
Спасибо вам за то, что помогли или показали мне, как доломать забор внутри себя.
p.s. а еще курить бросил и каждый день радуюсь, что не привязан к сигаретам. (Андрей Г.)

Единственный недостаток — интенсив быстро отпускает. Эффект что-то яростно рисовать и делать проходит где-то через месяц. (Птицын А.)

Что ж, таков безжалостный закон духовных джунглей. Стоит чуть расслабиться — и снова ночуешь в картонной коробке с надписью «курение убивает» и допиваешь чужие слёзы из кружек в летнем кафе.

capucine

делать всё вопреки себе

Карл Кереньи монографию о культе Диониса начал именно с эссе о различии для греков понятий „зоэ“ и „биос“: «„Зоэ“ — „жизнь, лишённая каких-либо характеристик“». В этой фразе употреблено слово „зоэ“, не „биос“. „Биос“ — это конкретная форма „зоэ“. Вот просто человек лежит на солнышке и греется — это „зоэ“, а если человек трус и бежит от опасности — у него „биос“ зайца (Кереньи даёт пример из Демосфена). В Евангелии от Иоанна всюду — зоэ, и „жизнь вечная“ — „зоэ“ (то есть, это вовсе не моё личное бесконечное существование, а Божий контекст моей жизни).


Если исходить из определения, которое я подрезал в каком-то устном интервью Гройса, — «искусство есть активность, направленная на поиск, создание и распространение новых форм жизни» («жизни» в смысле как раз «зоэ») — то, очевидно, такая деятельность требует центробежной экспансии, движения из светлого центра на тёмную периферию, из областей внутренних, тёплых, светлых, обжитых в области внешние, холодные, тёмные, безжизненные (чтобы их собой наполнить и преобразовать), то есть движения в сторону нарастания ужаса, то есть аутофрустрации.

Дело в том, что он всегда очень спешил. Пробовал очень много разных методов — магических, не магических, и не спать, и молчание, задержки дыхания, всякие разные практики, миллион. Или, например, это его любимое — делать всё вопреки себе. То есть делать ровно противоположное тому, что тебе хочется… Он ради какой-нибудь цели мог сделать с собой всё что угодно.


Немного о себе.

Помню, что примерно до десятилетнего возраста для меня это было экспериментом, необременительной игрой — пробовать отказывать себе в удовольствии, действовать наперекор своим желаниям, терпеть боль. Забавляла двойственность, именно расщепление и отстранение: вот как бы «я» и «мои» эмоции, желания, страдание — а вот, опять же, тоже я, гляжу насмешливо и холодно чуть сверху и слева, и меня смешит являющийся «мною» небольшой слабый человечек с его примитивными мотивациями. Было прикольно.

Гордынька «преодоления» отросла позже: тут вспоминается знакомый всякому советскому школьнику мем «закалять силу воли», овеществлявшийся преимущественно в пространстве физкультуры, холодных обливаний, стояний под красным знаменем и т. п. В этом уже было гораздо меньше игры и свободы, а больше невроза.

В десять лет я прочёл в ж-ле «Вокруг света» статью К. Преображенского «Каратэ начинается с поклонов», [про кондзё]

«Кондзё» относится к числу тех немногих слов, смысл которых понятен и близок одним лишь японцам. Слово сильное и выразительное, в словарях оно переводится как характер, натура, выдержка, нрав… Впрочем, попробуйте перевести сами: «кон» — «корень», «дзё» — «характер». Получается что-то вроде «корней характера».

Молодая мать, стоявшая у зубоврачебного кресла и смеявшаяся, когда ее маленький сын плакал, не была жестокой или бездушной. Она воспитывала в нем кондзё.

Но, пожалуй, только каратэисты умудряются каждый поступок превращать в проверку своего кондзё. Часто, приготовившись отжиматься на полу, они опираются на пальцы ног и сжатые в кулаки руки. Стоять на кулаках гораздо больнее, чем просто на ладонях…

На следующий день я встретил Уду в электричке. Он стоял и читал дешевый журнальчик. На скамейках дремали пассажиры, и на фоне серо-желтых стен их смуглые лица казались зеленоватыми. Как и все каратэисты. Уда носил студенческий мундир, в каких сейчас больше не ходит никто из студентов, — длинный черный сюртук до колен со стоячим глухим воротником, золотыми пуговицами и каймой на обшлагах. Жара не заставила Уду расстегнуть крючки воротника, потому что такая слабость подвергла бы сомнению его кондзё.

— Куда едешь? — спросил я.

— На станцию Одако-Сагамихара, в банк за деньгами. Мне родители присылают понемногу. Я, конечно и сам подрабатываю иногда, как и все студенты, но все равно не хватает. У меня только на одну электричку от дома, где снимаю комнату, до университета уходит бог знает сколько денег. Я уж не говорю о времени.

— А что же мешает тебе снять комнату поближе? Я видел объявления — у самой университетской ограды есть комнаты. Тогда у тебя и времени и денег будет больше…

— Вот поэтому я и снимаю жилье в двух часах езды. А то получится слишком уж легко. Так каждый сможет. А вот так, как я, не каждый!

— Но не мешает ли учебе беспрестанное доказательство железной воли?

— Нет! Не мешает и не может мешать! Мне с детства повторяли, что у нас, японцев, нет ничего: ни территории, потому что она почти вся загромождена горами, ни природных богатств, потому что наши горы бесплодны. Много веков мы жили, отгородившись от всех. Но сейчас это стало невозможным, и мы ничего не можем противопоставить огромному миру, кроме своей мысли. И нам остается только думать. К этому зовет нас симагуни кондзё — кондзё жителей страны-острова.


Тогда я, воодушевившись, с удовольствием разбил кулаки в кровь о каменную стену (за что был сильно руган мамой). Тема не отпускала меня лет до двадцати, я даже успел полгода позаниматься настоящим кёкушином, с кровавым потом, полным контактом, абсолютным послушанием учителю и другими духовными радостями.

Сейчас я уже совсем большой, читал «Лествицу» и «Невидимую брань», знаком с техниками отсечения помыслов (больше теоретически, конечно). На упрощённой технике отсечения помыслов основан, кстати, «Лёгкий способ бросить» Аллена Карра.

Я всё это написал, чтобы спросить. Скажите пожалуйста, — есть ли в современной светской прикладной психологии методика, основанная на аутофрустрации, то есть на том, чтобы «делать всё вопреки себе»?

смерти нет

eternal summer 2012, ч. 7

Окончание про интенсив. Начало см. по тегу eternal summer 2012.

Вот↓ анонимные работы, в которых требовалось нарисовать аллегорическую карту собственной психики, графически осмыслив свой центральный внутренний конфликт (например, «обиду», «камень за пазухой» и т. п.). По окончании рисования работа проецировалась на простыню, мы поворачивали её, инверсировали, зеркалировали и проч., и коллективно играли в ассоциации.

Наверное, предполагалось, что такой акт прилюдного художественного самокопания послужит первым шагом к исцелению. При этом ни лицензии психотерапевта, ни благодати священства у меня, понятное дело, нет. Горячо надеюсь, что упражнение никому не повредило.













О душевредности преподавательского труда я уже год назад писал. По прошествии десяти дней от звука собственного голоса по-настоящему тошнит. Обострились профессиональные деформации: неумение пользоваться фигурами умолчания в устной речи, менторский тон, занудство, стремление повторять несколько раз одно и то же разными словами (как, например, в этом предложении).

Как и в прошлый раз, интенсив нечаянно отчасти превратился в нечто среднее между реколлекцией, ретритом и «тренингом личностного роста» — специально я этого не планировал, но ах, пасти народы так сладко… В один из дней Меламед спросил меня в учительской: «Олег, ты не боишься ответственности?» — после чего я плотно присел на измену. Не знаю, в общем. Для меня интенсив — вершина полугодия, это десятидневка, проживаемая именно что с той пиковой интенсивностью, для которой я спроектирован. Хочется верить, что с моей стороны это не чистое вампирство.

Интересно, что половина приглашённых преподавателей учила правильно продаваться, вторая половина — учила ни за что никому никогда не продаваться. В этой разнице потенциалов студенты ерзают, нервничают, происходит внутренняя работа, течёт ток, горит свет.

Отдельным пунктом замечу, что в этот раз группа была особенно сильная, умная и красивая.

Но обратил внимание на странное: из года в год одни и те же места в аудитории занимают люди, близкие по рисунку личности, темпераменту, техническому уровню и даже похожие внешне. То есть, например, на определённое место садится человек, очень похожий как на того, кто сидел на этом месте зимой, так и на того, кто сидел там прошлым летом. Это с чем-то связано.

capucine

приглашённые преподаватели

Сообщаю. На интенсив Digital Arts Summer 2012 c лекциями и мастер-классами приглашены следующие:

Даниил Деведжиев, кинематографист
Максим Дегтярев, иллюстратор
Елена Deernova, сотрудник студии F26, дизайнер, иллюстратор, видеохудожник, лань
Мариан Жунин, искусствовед и видеохудожник
Наталия Климчук и Ольга Морозова, владельцы агентства Bang! Bang! Studio
Сергей Крицкий, иллюстратор
Дмитрий Морозов, художник
Злата Понировская, художник, специалист по социальным медиа
Дмитрий Соловьев, философ, специалист по социальным медиа
Вадим Эпштейн, видеохудожник

и, возможно, будут ещё сюрпризы; кое-то под вопросом.


следите за руками

techdrama@bhsad: d/a2012 pt.6: endspiel

Tech Drama


Окончание, начало — здесь, здесь, здесь, здесь и здесь.

Окончился наш интенсив. Протагонист убил Дракона в себе и за пределами себя, вернулся домой, воссоединился с возлюбленной и вернул Артефакт. Что же это был за макгаффин такой треугольный, никто так толком и не понял, но вот один из студентов, отчасти ёрничая, пишет: «Артефакт найден. И это Любовь»; и то правда, ведь каждому известно, что Любовь троична: «треугольник — это 3 участника: герои и их будущий ребенок!» — поясняет студент (и получает три лайка от публики, по числу углов).


Ярослав Кирсанов

Интенсив вышел немного в жанре коллективной арт-терапии: многие (я, кстати, в том числе) осуществили личную трансгрессию как в плане инструментальном, так и в прочих планах, а также в целом взбодрились. Тут надо заметить, что, например, «глитч» — инструмент настолько соблазнительный и мощный, что при неосторожном обращении может совершенно уничтожить индивидуальную манеру автора, — но кажется, что в данном случае никто не провалился в эту яму.


Алексей Сабанцев


Александр Русинов


Анна Канаева

Ещё раз подчеркну: это ↑↓ (и прочее под этим тэгом) — учебные работы, плоды формальных упражнений в жёстко заданном преподавателем формате, фиксирующие наши со студентами совместные попытки нащупать способ передавать смыслы на визуальном языке, который в нашу перепостмодернистскую, по слову Л. С. Рубинштейна, эпоху полностью разрушен (огрублю для ясности: в эпоху, когда сама по себе Джоконда уже не имеет никакой собственной семантики, а ценна как материал для фотожаб или как фон для фоток в жанре «я в Лувре»). Это есть действительное состояние культуры — и в признании этого факта я вижу проявление трезвости. Что ж, в таких условиях можно рвать на себе волосы и констатировать «последние времена», а можно чуть напрячься, взять себя в руки — и говорить о важных вещах и на таком дробящемся и умирающем языке: например, о любви, об отваге, о смерти, о всяком таком. Возможна ли проповедь оркам? Убеждён, что необходима, и что у нас нет права гнушаться чёрным наречием, раз уж в Мордоре понимают только его, тем более, что и сам проповедник — орк.

Ещё наблюдение. Многие работы почему-то — задачи такой не стояло — прекрасно вписываются в формат обложки музыкального диска, хотя этот жанр вымирает (30 лет тому назад это был LP-конверт 30 × 30 см, 12 лет назад — CD-кавер 12 × 12 см, сегодня это маленький цветной квадратик размером с экран MP3-плеера, завтра он сожмётся в точку и коллапсирует), а вот поди ж ты.

Вот, например, эпичный постхардкор с виолончелью, треки по 25 минут:


Анна Юрьева

А вот бесчеловечная глитч-электроника:


Анна Юрьева

Вот атмосферный блэк или блэкгейз:


Александр Драгин

Ну или вот, блэк тоже (а rootsmanilov говорит, что сладж):


Неустановленный автор

Возможны варианты, разумеется. Ну всё, пока.


capucine

techdrama@bhsad: d/a2012 pt.1: fight4her


Prometheus Ex Machina (Олег Пащенко)

Tech Drama


В фейсбуке в открытом сообществе Tech Drama осуществляется первая в мире драматическая соцмедиа-постановка в жанре трагикомедии с элементами героического эпоса. Участники — слушатели зимнего интенсива Digital Arts 2012. Была заготовлена фабула, сформулированы требования к формату, жеребьёвкой распределены ролевые модели (в соответствии с которыми студенты временно переименовали свои профили). В результате должна получиться проиллюстрированная самими участниками постановки пьеса в формате ФБ-ленты.

Главный Герой, парнишка из простонародья, случайно видит на мониторе у старшего брата фотографию прекрасной девушки; возглас восхищения вырывается из его уст, но он быстро справляется с собой и тщательно скрывает свой шок. Позже, экспериментируя с программой Mandelbulber, он случайно получает трёхмерный портрет своей возлюбленной. Заглянув в код, среди нагромождения символов он обнаруживает в явном виде Facebook iD девушки, находит его в социальной сети и вступает с ней в частную переписку. Она оказывается юной аристократкой, дочерью Строгого Отца и Почтенной Матери тревожно-мнительного склада. Молодые люди влюбляются друг в друга.


Принцесса Анастасия (Анастасия Лаврентьева):
«моя душа на пиксели побилась —
о Боже мой, походу я влюбилась!»


Через день родители Принцессы дают в стенах Британской Высшей Школы Дизайна бал, на котором Герой и Героиня девиртуализируются. Однако Брат Девушки, ревностно сопротивляющийся любым посягательствам на честь сестры, вступает с Героем в жёсткую конфронтацию. Вечеринка заканчивается мордобоем.


Моралес Инкогнито (Мария Павлова): «случайно стал свидетелем драки..»


Keepe R Ofthe Treasures (Александр Драгин)


Друг Главного Героя (Игорь Щемеров)


Принцесса Анастасия (Анастасия Лаврентьева)


Анна Хранитель (Анна Лашина)

Свидетели происшествия сообщают о странных явлениях, его сопровождавших — многие видели призрака.


Героя Старший Брат (Юрий Камендровский)


Моралес Инкогнито (Мария Павлова):
«я вчера какое-то чудище в небе видел... Дьявол!»



Почтенная Мать (Татьяна Назарова):
«вчерашние чудовищные события
были уже описаны со всех ракурсов.
Моё чувство стыда заглушается чувством ужаса,
испытанного не только по поводу драки,
но и по поводу увиденного „нечто“.
В какой-то момент что-то меня окликнуло
и я увидела это...»


Минувшим вечером в помещении «Британской Высшей Школы Дизайна» произошла массовая драка, есть пострадавшие. Как отмечают очевидцы, на проходившей вечеринке возник конфликт между двумя молодыми людьми, один из которых проявлял излишний интерес к сестре другого. Развитие конфликта подогревали несколько гостей мероприятия, оперативно попытавшиеся организовать коммерческий бой молодых людей на следующий день. В местной типографии были спешно напечатаны билеты. Тираж конфискован. Вести Королевства. 17.01.2012, 09:00


T EN OTca (Ярослав Кирсанов): «чмаки фсем в этом чатике ^____^ фотки с минувшего мероприятия были настолько клевыми, что арт-директор использовал их для оформления афиши к следующей тусе!»

Тем временем Трикстер (Полина Нечаева) отмечает день рождения.


Prometheus Ex Machina (Олег Пащенко). Поздравительная открытка


Keepe R Ofthe Treasures (Александр Драгин): «присоединяюсь к поздравлениям»

А вокруг нарезает печальные круги Резонёр. Никто не любит моралистов. Льдистый ветер одиночества вечно хлещет их по изборожденным лицам. Бремя нравственного императива принуждает их втягивать голову в плечи и держать руки глубоко в карманах.


Моралес Инкогнито (Мария Павлова): «гуляю… думу думаю…»

Автор идеиsoloveev. Продолжение следует.

capucine

критика чистого разума

davlatov: Помните объяснения учителя физики почему на киноэкране спицы в колесе движутся в обратную сторону относительно движения кареты? А знаете как будет выглядеть в видеозаписи вращение винта самолета? Не знаю как Вас, но на меня это произвело сильное впечатление: камера «видит» то, что не видим мы, причем ее «видение» противоречит нашей парадигме. На эту тему можно медитировать целый день.




Главным философским произведением Канта является «Критика чистого разума». Исходной проблемой для Канта является вопрос «Как возможно чистое знание?». Прежде всего, это касается возможности чистой математики и чистого естествознания («чистый» означает «неэмпирический», то есть такой, к которому не примешивается ощущение). Указанный вопрос Кант формулировал в терминах различения аналитических и синтетических суждений — «Как возможны синтетические суждения априори?» Под «синтетическими» суждениями Кант понимал суждения с приращением содержания, по сравнению с содержанием входящих в суждение понятий, которые отличал от аналитических суждений, раскрывающих смысл самих понятий. Термин «априори» означает «вне опыта», в противоположность термину «апостериори» — «из опыта».

Кант, вслед за Юмом, соглашается, что если наше познание начинается с опыта, то его связь — всеобщность и необходимость не из него. Однако, если Юм из этого делает скептический вывод о том, что связь опыта является всего лишь привычкой, то Кант эту связь относит к необходимой априорной деятельности сознания. Выявлением этой деятельности сознания в опыте Кант называет трансцендентальным исследованием. Вот как об этом пишет сам Кант: «Я называю трансцендентальным всякое познание, занимающееся не столько предметами, сколько видами нашего познания предметов, поскольку это познание должно быть возможным априори».



КПЗ weird propeller effect:










capucine

лекция в британке

Лекция в Британской Высшей Школе Дизайна 22 июля 2010 года в рамках летнего интенсива. Снимал и монтировал Дима Карпов (desmonych). Говорил я. Тихо, сбивчиво и многословно о дезактуализации архетипа одинокого мага-художника, о силах бесплотных, о литургии и синхронистичности, о рабочем цикле большого веб-проекта в Студии Лебедева и о прочей рутине.

Скачать можно тут: cmart_intensive.mp4



Лекция в БВШД from Oleg Paschenko on Vimeo.