Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

capucine

Попытка покинуть здание Тверского суда по истечении 48 часов с момента ограничения свободы. В кадре…

capucine

ризома как ангел, или оправдание постмодерна

Возможно, культура и сознание гомогенизировались в результате естественного роста энтропии настолько, что прямое откровение иерархий Истины, Любви и Красоты — как в прежние деньки — человечеству в двадцать первом веке не просто противопоказаны, а смертельно вредны в сотериологическом смысле.</p>

Остаётся вслушиваться в урчание ризомы, в малоразборчивое бормотание водящих хороводы симулякров, чтобы услышать то, что еще тысячу лет назад ангелы отчётливо орали людям прямо в уши.

Для этого нам пригодятся чуткость к смысловым рифмам, навыки системного анализа и знание языков. А старческий алармизм помешает. Нам может казаться, что это шизофренический «демон среды» бредит, а это Бог с нами так разговаривает — потому что иначе с нами нельзя.

il medico delle peste

guy do or die

Сделал документальный фильм про своего соседа по парте на великановских курсах. Это Егор Гусев из Вятки, тот самый чувак, который привозил в Москву The Kilimanjaro Darkjazz Ensemble, Igorrr, Dictaphone, Swod и др., а также работает программистом в той конторе, которая делает Bookmate, в общем, социально близкий.

capucine

«…поэтому я за имперку» [x]

Благоукрасители государственного сектора с самого 22 августа 1991 года жалуются, что с российским триколором неудобно работать, потому что белый с краю, а бумага тоже белая: либо заверстывай в обрез, либо обрамляй.

Есть ещё одна, более серьёзная проблема в нашей государственной айдентике: на флаге соседствуют цвета, близкие по яркости и насыщенности и различающиеся только по тону. Поэтому, как ни кинь, будет дребезжать, да и сочетание депрессивное: красный и синий, цвета тяжких телесных повреждений.



На французском флаге полярная оппозиция: горячий против холодного (и между — нейтральная зона белого). Разница потенциалов, идёт ток, горит свет, работает машина и т. д.



А у нас — теплохладная différance. Любопытно при этом, что высокоамплитудные контрасты обычно ассоциируются с так называемым русским характером, а différance — это термин француза Дерриды. То есть всё наоборот.

Без дуальной модели нет оппозиций левого и правого, высокого и низкого, больного и здорового, святого и грешного, есть только различия — не больные, а «инакоздоровые», не безумные, а «инакоумные», не грешные, а «инакодобродетельные»... Про хромого или слепого следует говорить, что он не «handicapped» (инвалид), a «differently abled» (инакоспособный). Но это значит, что внутри такой картины мира выздоровление или заболевание невозможны как события, как пересечения смысловой или ценностной границы, поскольку между здоровьем и болезнью, между разумом и безумием, между нормой и аномалией нет оппозиции, есть только различия, которые не образуют границы и не создают возможности события. Исчезают также категории трагического, возвышенного, героического, сопугствуюшие преодолению границ внутри оппозиций. Хотя максима многокультурия — «ценить опыт различия», на практике это оборачивается безразличием. Зачем, например, испытывать сострадание к больным, если они вовсе не больные, а «инакоздоровые»? Невозможно представить тех страдальцев, которых исцеляет Иисус, как «инакоздровых», или мертвецов, которых он воскрешает, как «инакоживых» — котому что тогда нет ни события исцеления, ни события воскрешения. (М. Н. Эпштейн. Религия после атеизма. Новые возможности теологии. М.: Идеи для мира, 2013. С. 174–175)

волк

мать-сыро-мясо

Смотрел документациию разных акционистов и перформансистов, работающих с телесностью (венские и Нитч, Экспорт, Кулик на поводке, Марина, Стелларк с ухом и проч.), и вот, готов сформулировать ощущение, объединяющее их всех, таких разных: несмотря на демонстрируемый ими выдающийся героизм в борьбе с «кожаными ризами», все они — пленники своей Плоти, все они катастрофически слабее, чем она. Она (Плоть) мясиста и требовательна, бабачит и тычет — они робко бунтуют, пока она (Плоть) не прикрикнет, пока она не Захочет. Бунтарь с невидимой заискивающей улыбкой.

Просто ощущение, которое ничем конкретным не обосновать. Достойнее всех выглядит М. Абрамович. Мужчины все — жалки.

Никто из них не бесстрастен. Из современных, я имею в виду. Все они находятся с Матерью-Плотью в состоянии войны. Кто-то сражается храбро, кто-то трусит — но нет среди них ни одного победителя. У победителя должна быть особая царская стать — её-то и нет.

Даже у царственной Марины — отсутствует эта победительность.

Вот у пророка Иезекииля или у св. блж. Василия Московского — присутствует, кстати.

Акционист должен быть сух, поджар, асексуален и с покерфейсом вместо лица.

capucine

оппозиция юкста

Дело не в ошибках или неправильных переводах, дело в том, что информация начинает жить по собственным законам. По тем самым сверхбыстрым каналам она стекает в огромный океан, по которому гуляют волны и вихри, неподвластные конкретному человеку и даже мощным институциям. Тут можно вспомнить мыслящий океан из книги Лема и фильма Тарковского или живущий в Интернете искусственный интеллект из сериала X-files…

Я прошу прощения за весьма схематичное и даже примитивное представление истории искусства, но мне необходимы основные пункты для того, чтобы сделать следующий вывод: в современном мире авторская позиция в принципе невозможна. Находясь в информационном океане, мы можем только войти в резонанс с тем или иным типом информационного движения, но произвести действие, которое было бы нашей личной интенцией, нельзя. Наилучшая модель, которую можно было бы предложить в данной ситуации, это то, что пресловутый информационный мыслящий океан — новый Бог, новое высшее Существо, Великий Криэйтор. // Андрей Великанов. Виртуальное тело Юкста


Статья 2000 года. Я тоже давно ношусь с этой идеей, впрочем, додумался до этого лет на восемь позже.

Только в моем представлении тот, кого автор называет Юкстом, — это рядовой низкоуровневый бес (примерно того же ранга, что и тот, кто отвечает за второе начало термодинамики, за гниение овощей, скисание молока, или тот, кто запутывает провода наушников в кармане), которому попущено заниматься его деструктивной работой, потому что это имеет смысл инвазивной медицинской процедуры в рамках глобальной сотериологической программы.

Поклоняться ему — контрпродуктивно, конечно.

capucine

марина велела вылезай

В 1967 году Ги Эрнест Дебор в книге «Общество спектакля» отмечает:

Отношение, которого спектакль к себе требует, есть в основе своей, пассивное приятие; впрочем, он его уже добился, ему никто и не думал возражать – да и как мог возразить, если спектакль обладает монополией на видимость!


27 июля 2013 году фейсбук «Архстояния» рапортует:

Обнаженная Ольга Кройтор продолжает лежать под стеклом поперек кольцевой дороги.


На следующий день поэт и фотограф Янина Вишневская, вернувшаяся с «Архстояния», пишет в своём фейсбуке:

Вообще, по результатам наблюдения разных перформансов на Архстоянии, хочу удивиться. Бешеные тысячи свежих молодёжных человек ходят, осматриваются и ни во что не вмешиваются, словно знают, что, если потрогать, то из кустов выскочит музейная старушка и даст линейкой по рукам. <…>

Никто не написал голой женщине-секретику Оле Кройтор, зарытой в хрустальный гроб на повороте к столовке, никто не написал ей на прозрачной крышке гроба «Марина велела вылезай», все только испуганно охали и двигались дальше за порцией гречки с сосиской, а за гречкой ещё очередь надо отстоять.

Альтернативный вид восприятия — стайка азиатских рабочих с фотомобильниками, они компенсаторно хихикали. Прекратить это, выкопать Олю, она же задохнётся? нет, сразу же старушка линейкой по рукам.

…Контемпорари консервируется в глазах наблюдателя ещё на стадии замысла.


Тысячи, поражённые стокгольмским синдромом, чья воля парализована самим фактом интегрированности в арт-пространство — и мистическим ужасом пред Музейной Старушкой, ходят по тропинкам, проложенным кураторами и художниками, боясь шага вправо, страшась шага влево. Из-за того, что все боятся нарушить конвенцию о поведении в выставочном пространстве, воздух отравлен миазмом тотальной фальши. Настоящим нонконформизмом тут будет здоровая, игнорирующая правила (хотя, конечно, с точки зрения постановщиков спектакля, «обывательская») реакция — вызвать скорую Марине Абрамович, выкопать Олю Кройтор и т. п.



Обеспокоенные судьбой молодого художника, сотрудники НИИ цифрового ситуационизма им. Ги Дебора организуют в ФБ небольшую кампанию, направленную на спасение Оли («не начать ли, Олег, перепост-кампанию „Спасите Ольгу Кройтор“, а? давайте её щекотать»). К счастью, вскоре выяснилось, что тревожились мы зря.

Как известно, Ги Дебор в качестве боевой тактики, направленной против общества спектакля, предложил «угон средства выражения», détournement (переворачивание) — практику, подразумевающая использование присвоенных образов, текстов или событий для передачи собственных смыслов.

Если совсем просто, то лирическое послание, содержавшееся в работе О. Кройтор, таково: «я тут себя хороню заживо голая, а вы гуляете, хихикаете и фотографируете меня на мобильники — потому что люди вообще нравственно дурны».

Но приходит боец Цифрового ситуационистского интернационала и угоняет у О. Кройтор её стеклянно-оловянный гроб, как угоняют автомобиль, — чтобы попытаться сказать нечто противоположное: «люди неравнодушны, сострадательны и даже готовы прослыть дурачками-обывателями, лишь бы не допустить смертоубийства».

Эксперимент дал положительный результат; хотя, конечно, эфир наполнился ожидаемым монотонным граем: пиаррр! пиаррр! Пусть пиаррр, главное, что с Олей всё хорошо.

capucine

имени комара-и-меламида, часть вторая

Итак, в качестве учебного упражнения для студентов интенсива «Цифровое искусство» в ЖЖ и в фейсбуке был осуществлён реперформанс известной работы Комара и Меламида «Выбор народа»: проект «Выбор народа» был придуман Виталием Комаром и Александром Меламидом еще в 1995 году: тогда художники провели среди американцев и русских опрос, на основании которого были нарисованы два диптиха — «идеальная» и «ужасная» картины. С тех пор проект разросся, и сейчас в создании работ принимают участие многие страны и города (см. тж., например, здесь). Надеюсь, что не пострадаю за нарушение авторских прав, буде таковые обнаружатся; но если пострадаю, то это будет блестящим подтверждением довольно очевидной культурологической гипотезы. Конечно, мы всё сделали неправильно: опрос надо было проводить не сутки, а в течение как минимум месяца, надо было задействовать вконтактик, вопросы надо было лучше продумать, вариантов нужно было давать больше и так далее. Но тяжело в учении, легко в бою.

Характерная особенность референтной группы (преимущественно, пользователи ЖЖ и фейсбука, профессионально вовлечённые в визуальную культуру) — заметное количество респондентов, посчитавших необходимым в комментарии объяснить, почему именно в их уникальном случае обобщённая схема не работает, а потому отвечать на вопросы они не станут. Мне это совершенно понятно: сам я никогда ни в каких соцопросах не участвую, поскольку точно такой же уникальный, как все.

format-10
Гистограмма распределения средних форматов картин по всей совокупности учтенных работ для 100 крупнейших мастеров живописи N=100; n=6…224 (источник)

Когда перед студентом встаёт задача нарисовать «любимую картину народа», тактика у него может быть двоякой: либо жёстко фрустрировать свой вкус, наступить себе на горло и попытаться честно усладить условного респондента — либо дистанцироваться от него, превознестись, карикатуризировать коллективный вкус. И наоборот. Вот теперь и проверим, насколько кто справился с ограничением — было запрещено использовать мастерство и талант, только смирение и чуткость. Заодно проверим, знает ли народ, что ему действительно нравится, или он на свой счёт заблуждается.

Ниже представлены «прекрасные» и «ужасные» картинки, смоделированные студентами на основании результатов опроса. Прошу выставить каждой из них оценку по пятибалльной системе (1 — отвратительно, уродливо, ужасно; 2 — плохо, некрасиво, неприятно; 3 — никак, вообще ни о чём, не задело ни единой струны, не сработал ни один эмоциональный или эстетический триггер; 4 — ничего так, симпатично, прикольно, приятно; 5 — красиво, прекрасно, в тумблер, в пинтрест).

"1_lubim"

Mean: 3.52 Median: 4 Std. Dev 0.88
1
4(2.4%)
2
15(8.9%)
3
56(33.3%)
4
76(45.2%)
5
17(10.1%)

"1_nelubim"

Mean: 2.82 Median: 3 Std. Dev 1.05
1
19(11.3%)
2
45(26.8%)
3
61(36.3%)
4
34(20.2%)
5
9(5.4%)

"bueee"

Mean: 2.28 Median: 2 Std. Dev 0.97
1
41(24.7%)
2
56(33.7%)
3
52(31.3%)
4
15(9.0%)
5
2(1.2%)

"disgust"

Mean: 1.90 Median: 2 Std. Dev 0.87
1
65(38.9%)
2
60(35.9%)
3
35(21.0%)
4
7(4.2%)
5
0(0.0%)

"gadost"

Mean: 2.51 Median: 2 Std. Dev 1.12
1
35(21.2%)
2
53(32.1%)
3
40(24.2%)
4
32(19.4%)
5
5(3.0%)

"hater"

Mean: 2.58 Median: 3 Std. Dev 1.17
1
41(24.3%)
2
36(21.3%)
3
52(30.8%)
4
33(19.5%)
5
7(4.1%)

"krasota"

Mean: 2.96 Median: 3 Std. Dev 1.14
1
23(13.6%)
2
30(17.8%)
3
61(36.1%)
4
41(24.3%)
5
14(8.3%)

"like"

Mean: 3.38 Median: 3 Std. Dev 0.97
1
8(4.7%)
2
17(9.9%)
3
68(39.8%)
4
58(33.9%)
5
20(11.7%)

"lub"

Mean: 3.36 Median: 3 Std. Dev 1.13
1
13(7.8%)
2
21(12.6%)
3
53(31.7%)
4
53(31.7%)
5
27(16.2%)

"nelub"

Mean: 2.65 Median: 3 Std. Dev 1.20
1
33(19.5%)
2
51(30.2%)
3
39(23.1%)
4
34(20.1%)
5
12(7.1%)

"sexy"

Mean: 3.55 Median: 4 Std. Dev 1.19
1
13(7.6%)
2
18(10.6%)
3
43(25.3%)
4
54(31.8%)
5
42(24.7%)