Category: религия

capucine

реакционизм и личные формы

То есть это всегда история между человеком и человеком.

Вопрошатель, конечно, может быть уполномочен какой-то институцией или сообществом — но всё равно, вопрошание должно быть адресным: от конкретного человека к конкретному человеку. Кто угодно, но обязательно другой, — адресно задающий художнику (именно ему, а не в пространство) вопрос, требующий внятного ответа.

Вопрошание не обязано быть вербальным. Это может быть удар по лицу или выстрел в ногу. Или поцелуй.

Ответ же, в свою очередь, может быть адресован не только вопрошателю, но и в публичное пространство.

Или, наоборот, только себе (только Богу).

Но не обязательно.

На вопрос «реакционизм ли это» может ответить только тот, о ком спрашивают.

При этом особым образом артикулированный ответ «нет, я не реакционист» может быть реакционистским произведением.

В третьем лице говорить о ком-либо «это реакционизм» или «это не реакционизм» — некорректно.

Поэтому пример реакционизма привести, вообще говоря, невозможно. «Реакционизмом может быть только то, чем занимаешься лично ты».

capucine

ризома как ангел, или оправдание постмодерна

Возможно, культура и сознание гомогенизировались в результате естественного роста энтропии настолько, что прямое откровение иерархий Истины, Любви и Красоты — как в прежние деньки — человечеству в двадцать первом веке не просто противопоказаны, а смертельно вредны в сотериологическом смысле.</p>

Остаётся вслушиваться в урчание ризомы, в малоразборчивое бормотание водящих хороводы симулякров, чтобы услышать то, что еще тысячу лет назад ангелы отчётливо орали людям прямо в уши.

Для этого нам пригодятся чуткость к смысловым рифмам, навыки системного анализа и знание языков. А старческий алармизм помешает. Нам может казаться, что это шизофренический «демон среды» бредит, а это Бог с нами так разговаривает — потому что иначе с нами нельзя.

capucine

orthodoxy is a hipster

Мы, православные, были христианами еще до того, как это стало считаться крутым. Мы по хардкору следовали апостольским поучениям раньше, чем была написана Библия. Реально, мы читали библейские тексты до того, как они были официально опубликованы. Не хочется хвастаться, но мы говорили языками прежде, чем это стало фишкой. И всё такое.

Помимо того, что мы встреваем по длинным бородам, бухлу и, изредка, по куреву, мы — супермилые. Это называется «хранить безстрастие», но ты быстро поймешь, что на самом деле это значит «быть мегаклёвым». Тебе даже не особо придется стараться. ЕВПОЧЯ.

Нам нравятся колокола, но мы предпочитаем тёплый ламповый звук деревянного била. О, не слышал? Зацени трек. Он такой типа «сырой», в твоём вкусе.



Нам, православным, не надо изучать «первохристианскую веру»; мы изобрели первохристианскую веру. Только это тогда так не называлось, это называлось просто «вера».

Что ж ты, хипста-христианин, смотришь и смотришь, а не врубаешься? Православная Церковь — ЭТО И ЕСТЬ аутентичный христианский икспириенс. Серьезно, как на тебя сшито (хотя, если ты впишешься надолго, священник может попросить тебя прекратить надевать джинсы в обтяг на литургию — но усища можно оставить).

О, и это самое, мы не просто пьем кофе после литургии, мы пьем кофе по-турецки. Довольно вкусно.

http://imperfectlyordinary.blogspot.ru/2012/06/you-should-be-orthodox.html

  • Current Music
    Swans → My Father Will Guide Me Up A Rope To The Sky → You Fucking People Make Me Sick
  • Tags
capucine

«…поэтому я за имперку» [x]

Благоукрасители государственного сектора с самого 22 августа 1991 года жалуются, что с российским триколором неудобно работать, потому что белый с краю, а бумага тоже белая: либо заверстывай в обрез, либо обрамляй.

Есть ещё одна, более серьёзная проблема в нашей государственной айдентике: на флаге соседствуют цвета, близкие по яркости и насыщенности и различающиеся только по тону. Поэтому, как ни кинь, будет дребезжать, да и сочетание депрессивное: красный и синий, цвета тяжких телесных повреждений.



На французском флаге полярная оппозиция: горячий против холодного (и между — нейтральная зона белого). Разница потенциалов, идёт ток, горит свет, работает машина и т. д.



А у нас — теплохладная différance. Любопытно при этом, что высокоамплитудные контрасты обычно ассоциируются с так называемым русским характером, а différance — это термин француза Дерриды. То есть всё наоборот.

Без дуальной модели нет оппозиций левого и правого, высокого и низкого, больного и здорового, святого и грешного, есть только различия — не больные, а «инакоздоровые», не безумные, а «инакоумные», не грешные, а «инакодобродетельные»... Про хромого или слепого следует говорить, что он не «handicapped» (инвалид), a «differently abled» (инакоспособный). Но это значит, что внутри такой картины мира выздоровление или заболевание невозможны как события, как пересечения смысловой или ценностной границы, поскольку между здоровьем и болезнью, между разумом и безумием, между нормой и аномалией нет оппозиции, есть только различия, которые не образуют границы и не создают возможности события. Исчезают также категории трагического, возвышенного, героического, сопугствуюшие преодолению границ внутри оппозиций. Хотя максима многокультурия — «ценить опыт различия», на практике это оборачивается безразличием. Зачем, например, испытывать сострадание к больным, если они вовсе не больные, а «инакоздоровые»? Невозможно представить тех страдальцев, которых исцеляет Иисус, как «инакоздровых», или мертвецов, которых он воскрешает, как «инакоживых» — котому что тогда нет ни события исцеления, ни события воскрешения. (М. Н. Эпштейн. Религия после атеизма. Новые возможности теологии. М.: Идеи для мира, 2013. С. 174–175)

il medico delle peste

хайдеггер и ареопагит

Бытие находится по ту сторону всякого сущего, и тем не менее оно ближе человеку, чем любое сущее, идет ли речь о скале, животном, произведении искусства, механизме или об ангеле и Боге. Бытие есть ближайшее. Но это ближайшее остается самым далеким для человека. // M. Хайдеггер. Время и бытие. Письмо о гуманизме

Совершая восхождение, мы говорим, что Оно (Божество) не есть ни душа, ни ум; не обладает ни воображением, ни мнением, ни речью, ни мышлением; не есть ни слово, ни мысль; не сказывается и не мыслится. Оно не есть ни число, ни порядок, ни величина, ни малость, ни равенство, ни неравенство, ни сходство, ни несходство. Оно не стоит на месте и не движется; не покоится и не действует; не есть ни сила, ни свет; не живет и не есть ни жизнь, ни сущность, ни вечность, ни время. С ним нельзя соприкоснуться даже мысленно; оно не есть ни наука, ни истина, ни царство, ни мудрость; не есть одно, или единство, или божественность, или благость. Оно не есть дух, как мы его знаем, ни сыновство, ни отцовство, ни что–либо иное из относящегося к нам или известного нам. Оно не принадлежит ни к не–сущему, ни к сущему. Никакое сущее не знает, что Оно есть; и Оно не познает путем познания, что есть Сущее. В отношении Него нет ни речи, ни имени, ни знания. Оно не есть ни мрак, ни свет, ни заблуждение, ни истина; не определяется вполне ни через утверждение, ни через отрицание. Когда же мы утвердительным или отрицательным способом приписываем Ему свойства происшедшего из Него, то в Нем самом ничего не утверждается и ничего не отрицается. Таким образом, последнее и единое Начало всего превосходит всякое определение, всякое утверждение или отрицание, ибо Оно совершенно свободно от всего и стоит надо всем. // Дионисий Ареопагит. Мистическое богословие. Цит. по Христос Яннарас. Хайдеггер и Ареопагит, или об отсутствии и непознаваемости Бога
capucine

semiotic apocalypse

Почему мы не рассматриваем религию как императив симуляции? Именно по той причине, что она является развитым семиотическим явлением с художественными образами и индивидуальной рефлексией. В любой монотеистической религии каждое явление — это знак, указывающий на Бога (в качестве примера приведем сакраментальную фразу — «каждая березка указывает на Господа»). Но религия принадлежит к миру реальности, а не симуляции. Реальный мир указывает на Бога как на универсальный референт. // Андрей Великанов. Симулякр ли я дрожащий или право имею


Симптоматично (в контексте книги о симуляциях и разрушенных семиотических триадах), что ни яндекс, ни гугл сакраментальную фразу «каждая березка указывает на Господа» не находят.

На самом деле, строго говоря, не всякая тварь указывает на Творца. Падший ангел, например, это пустой знак, так как зло не имеет эссенции. Если бывают знаки, располагающие волей, то таковой сам разрушает семиотическую триаду, в которую входит, и прекращает указывать на Сущее (вернее, на самотождественного Сущего, Ehjeh Ascher Ehjeh), указывая теперь на не-сущее — но сам оказывается пуст, так как «небытия нет». Впрочем, я не уверен, что знаю, о чём пишу.

Зло не имеет ипостаси и… его нет в природе, но… оно возникает в результате отсутствия добра, не существуя даже как логически мыслимое не-сущее. // Св. Дионисий Ареопагит

Зло не живая и одушевленная сущность, но состояние души, противоположное добродетели, происходящее в беспечных вследствие отпадения от добра. Поэтому не доискивайся зла вовне, не представляй себе, что есть какая-то первородная злая природа, но каждый да признает себя самого виновником собственного злонравия. // св. Василий Великий

Зло не от Бога и не в Боге, его не было в начале и нет у него какой-либо сущности, но люди сами, с утратою представления о добре, по своему произволу стали примышлять и воображать не сущее // св. Афанасий Великий


capucine

интерфейсостроение и постмодерн

Эволюция интерфейсов сжато повторяет эволюцию вообще искусства. Скевоморфизм соответствует искусству мимесиса: природа и космос безусловно прекрасны и гармоничны, задача художника — это отобразить; «плоский» тренд обосновывают риторикой о «Новом человеке», который живет в цифровом пространстве как дома1, — это соответствует модернизму с его трансгуманистическим пафосом2.

Скоро должен начаться «постмодерн» в интерфейсостроении, это должно быть интересным.

Мимесис подразумевает благодарное отображение мира; модерн — преобразование мира. Постмодерн — его архивацию, музеификацию, симуляцию и т. п. Постмодернистский интерфейс это например интерфейс неработающий или неправильно работающий (на манер нет.арта девяностых или визуальной поэзии Мартина Геллера Константина Долженко). Но интересно, каким может быть интерфейс хоть и работающий правильно, однако — всё равно постмодернистский. В чём-то другом.


Мартин Геллер Константин Долженко

1 Cкеоморфизм — это язычество: духи природы, преобладание физического, внешнего, естественная красота тела, кнопочки приятно разглядывать, простая бытовая потребительская магия, сделать что-то определенным образом, чтобы что-то произошло: заколоть тельца чтобы пошел дождь, нажать на кнопку чтобы открылось окно, ритуалы, постепенно взгляд устремляется к сути вещей, у человека есть душа, за интерфейсом есть смысл, душа следует Богу, смысл подчиняется пользователю, пользователь — причина существования интерфейса, преобладание души над телом, умерщвление плоти, аскетизм, флэт дизайн, постепенное осознание того, что тело и душа — суть одно, функционал также важен как и оформление, век гармонии, золотой век интерфейсов, пользователь и интерфейс сливаются, не понятно где граница, идеальный интерфейс — тот, которого нет, идеальный пользователь, тот, который не знает, что он пользователь, пользователь становится интерфейсом, интерфейс становится пользователем, конец эпохи интерфейсов.

(Роман Кузнецов)

2 Лоос хотел низвести небеса на землю; он хотел видеть вещи такими, каковы они есть, без прикрас. Соответственно, Лоос хотел присвоить себе божественный взгляд. Больше того — он хотел, чтобы каждый мог видеть вещи такими, каковы они есть и каковыми они открываются взгляду Бога. Модернистский дизайн стремится к «апокалипсису сегодня» — к апокалипсису, который снимет с вещей их покровы, очистит их от декора и даст нам увидеть их такими, каковы они есть на самом деле…

Они хотят, чтобы апокалипсическое видение появилось у каждого здесь и сейчас — и превратило каждого в Нового Человека. Тело принимает форму души. Душа становится телом. Все вещи становятся небесными. Небесное становится земным, материальным. Современность становится абсолютом.

(Борис Гройс)

il medico delle peste

образы огня в христианстве

Оригинал взят у asimsky в Образы огня в христианстве
Хотя я уже докладывал о первой версии  моей статьи «Огонь в Библии» в 2011 г., осмеливаюсь привлечь благосклонное (надеюсь) внимание коллег и братьев/сестер во Христе к новой существенно расширенной версии статьи, которая скоро увидит свет под названием
А. Д. Охоцимский. Образ-парадигма Божественного огня в Библии и в христианской традиции.
 В этой статье я собрал полную статистику упоминаний огня в Библии   (около 400 цитат). Анализ тем огня в Библии приводит к мысли о существовании  образа Божественного Огня, который можно осмыслить по аналогии с намного более разработанным и почти самоочевидным образом Божественного Света. Божественный Огонь – это духовная сущность, стоящая за многообразными смыслами богослужебного огня; Иерусалимский Святой огонь является ее прямым символом. Существенным теоретическим источником по огненным образам служит Дионисий Ареопагит, рассматривавший огонь как один из «несходных» образов неизъяснимого Божества. Обсуждается также трактовка этой темы у средневековых мистиков (Рюйсбрук, Ролл). Оказалось, что уникальная синайская иконография Богоматери-Неопалимой Купины выражает тот же сложный символический образ  Воплощения как огненной теофании, что и древнерусские богослужебные тексты. Судя по представленным данным, пик интереса к образам огня на Руси имел место в 16-17 веках. Отмечу, что понятие «образ-парадигма» - это относительно новая концепция, введенная А. М. Лидовым и полезная при описании религиозных образов (во введении к статье это понятие разъясняется).
Хотелось бы еще дать ссылку на неоднократно цитированную мной статью А. Г. Мельника, в которой представлен интересный материал по истории богослужебного огня на Руси.
А. Г. Мельник. Драматургия огня в пространстве русских храмов в XVI–XVII вв.
В моей статье есть также много ссылок на работы из ранее опубликованного сборника текст которого можно скачать здесь;
Огонь и свет в сакральном пространстве. Материалы международного симпозиума.
Хотелось бы выразить признательность членам сообщества Юрию Когану (за фото) и Наталии Скуратовской (за ссылку на интересный видеоклип связанный с ассоциацией "Иисус-огонь")

capucine

покрасил другу секцию забора

Вот, покрасил для Славы malsinc Малины секцию забора на даче:



Удостоился чести соседствовать с Володей soamo Камаевым и Марией maria_kaminsky Каминской:



Называется «Еммаус».

Collapse )

13 И вот, двое из них в тот же день шли в селение, отстоящее в шестидесяти стадиях от Иерусалима, имя ему Эммаус.
14 И они беседовали между собой о всех этих событиях.
15 И было: когда они беседовали и рассуждали, Сам Иисус, приблизившись, пошел с ними;
16 но глаза их были удержаны, так что они не узнали Его.
17 Он же сказал им: о чем это вы толкуете между собою в пути? И они остановились омраченные.
18 А один из них, по имени Клеопа, сказал Ему в ответ: один Ты в Иерусалиме не знаешь о случившемся в нем в эти дни?
19 И сказал им: о чем? Они же сказали Ему: о том, что было с Иисусом Назарянином, Который был пророк, сильный в деле и слове пред Богом и всем народом;
20 как предали Его первосвященники и начальники наши для осуждения на смерть и распяли Его.
21 А мы надеялись, что Он есть Тот, Который должен избавить Израиля. Но и при всём том, идет третий день с тех пор, как это произошло.
22 Но и некоторые из наших женщин изумили нас: придя рано утром к гробнице,
23 и не найдя тела Его, они пришли, говоря, что видели и явление ангелов, которые говорят, что Он жив.
24 И пошли некоторые из тех, что с нами, к гробнице и нашли так, как и женщины сказали. Его же не видели.
25 И Он сказал им: о несмысленные и медлительные сердцем, чтобы верить во всё, что сказали пророки)
26 Не это ли надлежало претерпеть Христу и войти в славу Свою?
27 И начав от Моисея и от всех Пророков, истолковал им во всех Писаниях то, что относится к Нему.
28 И приблизились они к тому селению, куда шли; и Он сделал вид, что идет дальше.
29 Но они понуждали Его, говоря: останься с нами, потому что наступает вечер, и день уже на склоне. И Он вошел, чтобы остаться с ними.
30 И было: когда Он возлег с ними, то, взяв хлеб, благословил и, преломив, давал им.
31 И у них открылись глаза, и они узнали Его, и Он стал невидим для них.

Выражаю признательность Сафару, который привинтил дверную ручку.

  • Current Music
    Emma Kirkby, The Academy of Ancient Music, Christopher Hogwood → Salve Regina in Do minore: IV. Et Jesum [Pergolesi: Stabat Mater; Salve Regina]
  • Tags