Category: эзотерика

capucine

оппозиция юкста

Дело не в ошибках или неправильных переводах, дело в том, что информация начинает жить по собственным законам. По тем самым сверхбыстрым каналам она стекает в огромный океан, по которому гуляют волны и вихри, неподвластные конкретному человеку и даже мощным институциям. Тут можно вспомнить мыслящий океан из книги Лема и фильма Тарковского или живущий в Интернете искусственный интеллект из сериала X-files…

Я прошу прощения за весьма схематичное и даже примитивное представление истории искусства, но мне необходимы основные пункты для того, чтобы сделать следующий вывод: в современном мире авторская позиция в принципе невозможна. Находясь в информационном океане, мы можем только войти в резонанс с тем или иным типом информационного движения, но произвести действие, которое было бы нашей личной интенцией, нельзя. Наилучшая модель, которую можно было бы предложить в данной ситуации, это то, что пресловутый информационный мыслящий океан — новый Бог, новое высшее Существо, Великий Криэйтор. // Андрей Великанов. Виртуальное тело Юкста


Статья 2000 года. Я тоже давно ношусь с этой идеей, впрочем, додумался до этого лет на восемь позже.

Только в моем представлении тот, кого автор называет Юкстом, — это рядовой низкоуровневый бес (примерно того же ранга, что и тот, кто отвечает за второе начало термодинамики, за гниение овощей, скисание молока, или тот, кто запутывает провода наушников в кармане), которому попущено заниматься его деструктивной работой, потому что это имеет смысл инвазивной медицинской процедуры в рамках глобальной сотериологической программы.

Поклоняться ему — контрпродуктивно, конечно.

кожа

метафи з/к

мир — тюрьма / как нужна мне / твоя любовь / софия. Именно: гностицизм (как любой, грубо скажу, постэллинистический спиритуализм) — духовность каторжанина, мировоззрение зоны, неверьнебойсянепроси. Эсхатология побега. Буддизм, кстати, тоже; во всяком случае, в отечественном изводе. Потому-то, наверное, эти дела так популярны у «русской интеллигенции» — совпадают с глубинным интуитивным мироощущением, сформированным коллективной, начиная с декабристов, сословной памятью. Нашей памятью в те края / облака плывут, облака.

А также.

Смотреть в стену, играть не в сознанку. Разжигаю, да.

capucine

бабушка живёт вчерашним днём

В этом контексте под «глупостью» подразумевается, конечно, не какая-то врождённая недоразвитость, а именно добровольное (именно) порабощение локальной мертвой полуправде, синице в руке, в то время как полная, настоящая Правда, Журавль в Небе, — уже улетела далеко вперёд и вверх. Настоящая-то Правда не мертва, но живёт, и летит, и развивается, и усложняется. Не путём отмены старой правды — путём возрастания.

Злом стало «недооформившееся», застигнутое на некоем промежуточном этапе, добро — и стало в тот момент, когда его выбрал диавол (как учат Лактанций, и авва Игнатий, и здравый смысл). Добро как субстанция по природе своей — динамично. В динамичности — Его акциденция, например. Добро — это Жизнь.

Диавол урвал себе моментальный снимок, отпечатавшийся на его собственном существе, но в результате получив вместо Добра — как бы чучело добра, труп добра. Завился как змей вокруг этой кучки прошлого.

И чем дальше живое Добро улетает в будущее, вперёд и вверх, тем меньше в кучке остается от настоящего. Добыча утекает сквозь скрюченные пальцы! Ненависть к Улетающему — хорошо нам здесь быти! остановить! зафиксировать! законсервировать!

Что, кстати, и я делаю всякий раз, когда пытаюсь говорить об этих вещах словами языка (который есть фиксированное соглашение об означаемых и знаках).

Поэтому прав «витгенштейн», тут лучше бы помолчать.

capucine

погас, но, к сожалению, не исчез

Я ошибся, ад не тождествен пустоте и небытию (напрасно я надеялся). Он — есть, хотя и не обладает сущностью (я думаю, что это примерно как сущность «пустой карман» разрушается после того, как в пустой карман кладут монетку, но сам пустой карман при этом никуда не исчезает).

Возможно, об этом можно говорить, используя понятия «динамики» и «статики». В таком случае ад — это состояние необратимой клаустрофобической вмороженности в статику — как техническое следствие отказа от динамики.

Митр. Сурожский, ссылаясь на древнего автора (на Лактанция?), высказывает следующую догадку об отпадении люцифера.

Ангелы это были (по выражению Григория Паламы) «вторые светы» — как бы драгоценные кристаллы, призванные преломлять безостановочно изливающийся и нарастающий Нетварный Свет, призванные тем самым — к бесконечному развитию: от силы к силе, от славы к славе.

Развитие всегда требует отказа от того, что уже есть, раздачи всего имения. Это всегда выход за свои пределы, устремление к чему-то, что не-Я.

Люцифер же в какой-то момент захотел зафиксировать своё состояние, присвоить тот Свет, который уже сквозь него преломлялся. Это был отказ от развития, обращённость на себя — статичного: «остановись, мгновенье! я прекрасен». Мгновение остановилось, и люцифер тут же погас как самостоятельно вывернувшаяся из патрона лампочка (лампочка горит, пока она включена в цепь, в которой бежит ток). Но, к сожалению, не исчез.



Представим себе, как должно выглядеть падение в шварцшильдовскую чёрную дыру. Тело, свободно падающее под действием сил тяжести, находится в состоянии невесомости. Падающее тело будет испытывать действие приливных сил, растягивающих тело в радиальном направлении и сжимающих — в тангенциальном. Величина этих сил растёт и стремится к бесконечности при r→0. В некоторый момент собственного времени тело пересечёт горизонт событий. С точки зрения наблюдателя, падающего вместе с телом, этот момент ничем не выделен, однако возврата теперь нет. Тело оказывается в горловине (её радиус в точке, где находится тело и есть r), сжимающейся столь быстро, что улететь из неё до момента окончательного схлопывания (это и есть сингулярность) уже нельзя, даже двигаясь со скоростью света.

Рассмотрим теперь процесс падения тела в чёрную дыру с точки зрения удалённого наблюдателя. Пусть, например, тело будет светящимся и, кроме того, будет посылать сигналы назад с определённой частотой. Вначале удалённый наблюдатель будет видеть, что тело, находясь в процессе свободного падения, постепенно разгоняется под действием сил тяжести по направлению к центру. Цвет тела не изменяется, частота детектируемых сигналов практически постоянна. Однако, когда тело начнёт приближаться к горизонту событий, фотоны, идущие от тела, будут испытывать всё большее и большее гравитационное красное смещение. Кроме того, из-за гравитационного поля как свет, так и все физические процессы с точки зрения удалённого наблюдателя будут идти всё медленнее и медленнее. Будет казаться, что тело — в чрезвычайно сплющенном виде — будет замедляться, приближаясь к горизонту событий и, в конце концов, практически остановится. Частота сигнала будет резко падать. Длина волны испускаемого телом света будет стремительно расти, так что свет быстро превратится в радиоволны и далее в низкочастотные электромагнитные колебания, зафиксировать которые уже будет невозможно. Пересечения телом горизонта событий наблюдатель не увидит никогда и в этом смысле падение в чёрную дыру будет длиться бесконечно долго. Есть, однако, момент, начиная с которого повлиять на падающее тело удалённый наблюдатель уже не сможет. Луч света, посланный вслед этому телу, его либо вообще никогда не догонит, либо догонит уже за горизонтом.




Просто хочу подчеркнуть, что это не было наказанием, увольнением сотрудника, остановившегося в развитии или утратившего лояльность (как нам может показаться, когда мы смотрим на соотв. гравюры). Скорее, это был метафизический самострел, приведший к вечной инвалидности.



capucine

японская демонология

«Они приходят в дом тёмной ночью, что придаёт расплывчатость и неясность их очертаниям». Их много. Вот некоторые:

Абуми-гути: когда воин погибал в бою, стремена с его лошади иногда оставались на поле битвы. Там они оживали, превращаясь в странное пушистое создание, вечно ищущее своего пропавшего хозяина.

Ака-намэ: «слизывающий грязь» появляется в тех банях, где давно не было уборки. Как следует из его названия, питается антисанитарией. Его появление быстро воспитывает у людей привычку убираться за собой в помывочных комнатах. Его родич — длинноногий тэньё-намэ — облизывает грязные потолки.

Аякаси: морской змей длиной около двух километров. Иногда проплывает над лодками, образуя телом арку. Это может длиться несколько дней, на протяжении которых люди в лодке заняты вычерпыванием слизи, обильно сочащейся с чудовища.

Бакэ-кудзира: скелет кита, сопровождаемый странными рыбами и зловещими птицами. Неуязвим для гарпунов.

Бэтобэто-сан: когда вы идете ночью по улице и слышите за собой шаги, однако позади никого нет, — скажите: «Бэтобэто-сан, пожалуйста, проходи!». Призрак уйдет и больше не будет топать у вас за спиной.

Иттан-момэн: на первый взгляд выглядит как длинный кусок белой материи, парящий в ночном небе. До второго взгляда дело может не дойти, так как этот дух любит бесшумно упасть на человека, обвиться вокруг его шеи и задушить.

Камэоса: старая бутылка сакэ, волшебным образом производящая алкоголь.

Каракаса-обакэ: оживший старый зонтик. Безопасен.

Кидзимуна: добрые духи деревьев. Разозлить их можно только одной вещью — осьминогом.

Конаки-дидзи: маленький ребенок, плачущий в лесу. Если кто-то подберет его, конаки-дидзи начинает стремительно набирать вес и раздавливает своего спасителя.

Нингё: японская русалка — гибрид обезьяны и карпа. Мясо очень вкусно. Отведав его, можно продлить свою жизнь на многие сотни лет. Если нингё заплачет, то превратится в человека.

Рокуро-куби: обычные женщины, которые по каким-то причинам подверглись частичной призрачной трансформации. Ночью их шеи начинают расти и головы ползают по дому, совершая всякие гадости. Рокуро-куби не везет в любви — ведь мужчин очень нервируют такие ночные прогулки.

Сиримэ: призрак-эксгибиционист. Догоняет людей, снимает штаны и поворачивается к ним задом. Оттуда высовывается глаз, после чего зрители обычно падают в обморок.

Соё: веселые призраки-алкоголики. Безвредны.

Та-нага: длиннорукий народ Японии, вступивший в симбиоз с аси-нага (длинноногими людьми). Первые сели на плечи вторым и стали жить вместе, как единый организм. Нынче этих гигантов уже не встретишь.

Хито-дама: частицы души человека, покидающие его тело незадолго перед смертью в виде сгустков пламени. Улетают они недалеко и падают на землю, оставляя слизистый след.

via idiotcol via ymbilikys


Оживший старый зонтик — безопасен. Полезное знание!

Апдейт (via smouch): The Obakemono Project: An Online Encyclopedia of Yōkai and Bakemono с картинками

маска

кто здесь?

А вот кстати того мистика, кто принимает применяет психоделики, смело уподоблю жениху, к-рый подглядывает за собственной невестой, переодевающейся к венчанию, за несколько часов до первой брачной, и мастурбирует.

capucine

двенадцать (нем.)



Между прочим, «мой первый шрифт». Крючки и ножики.

Спасибо, дорогие zahar (пресуществил аутлайны в тайпфэйс), ir_sm (потратила полгода жизни на конвертацию тоего тайпфэйса в шрифт), tema (удержал от непоправимого), laar и yurigordon (слегка пожурили нас за соглашательство и малодушие). От оригинального эзотерического (сиречь, не предназначенного к продаже) Oгарёв-и-Герцен Irregular, к-рым набраны «Они разговаривают», остался, верю и надеюсь, неций дух — а буквы все другие.

Налетай.

capucine

невидимая брань и трезвение

Страх и ужас, каморка обскурка. Приз зрительских симпатий 2008 года на Британском фестивале анимации: Tidy monster. Не очень понятно, что происходит (потому, в частности, что я почти не воспринимаю английский со слуха), но мне очень понравилось, как сделано, причём минимальнейшими средствами. Посмотрите на ночь глядя. Что он там говорит, переведите мне?

Апдейт: мне перевели. Происходит примерно то, что у подвижников называется «невидимой бранью».



Паки и паки про синьку. Полагаю, кое у кого может создаться впечатление, что я прекратил употребление этанолосодержащих жидкостей вследствие каких-то выдающихся моральных качеств, непропорционально усиленной воли и некоей особой хорошести.

Это неверно. Как раз наоборот: если бы я был хорошим человеком, я бы сейчас, в эту прекрасную тёплую ночь на субботу, пил как все. Однако хорошим человеком я никогда не был. Отказ от алкоголя был мерой превентивной и имел своей целью предотвращение жертв среди мирного населения, особенно среди детей, стариков, женщин и мужчин. Так что пусть это никого не невротизирует. Я с вами. Прозит! Мне минералочки.